VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Актуальные проблемы оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: W010965
Тема: Актуальные проблемы оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
Содержание
АНО ВО «МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОТКРЫТЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ  ИНСТИТУТ»
     
Факультет права и психологии

Кафедра уголовного права и криминологии 
Направление подготовки
030900.62 Юриспруденция
«Допустить к защите»
д.ю.н., профессор
Н.В. Иванцова
«___»____________2018 г.


     
     ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
     БУРЯКОВОЙ КСЕНИИ АНАТОЛЬЕВНЫ
     
     на тему:
     «Актуальные проблемы оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних»
     
     
Руководитель ВКР:
     
канд. юрид. наук, доцент
     
_____________И.О. Фамилия


     
Выполнил(а): студент(кА) 5 курса
группы: ЮР 5 СО
Оценка____________________
К.А. Бурякова
     

Дата защиты_______________

     
     
     
     
     Йошкар-Ола, 2018
     Содержание
Перечень сокращений и условных обозначений	3
Введение	4
1. Общая характеристика производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних	7
1.1 Понятие производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних 	7
1.2 Исторические особенности развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних	14
1.3 Характеристика предмета доказывания по делам о преступлениях несовершеннолетних 	26
2. Актуальные вопросы производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних	35
2.1 Меры принуждения, применяемые в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних 	35
2.2 Проблемы осуществления уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних 	44
2.3 Направления оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних 	51
Заключение	60
Список использованных источников и литературы	65

     
    
Перечень сокращений и условных обозначений
     Конституция РФ – Конституция Российской Федерации
     ООН – Организация Объединенных Наций
     РФ – Российская Федерация
     УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации
     УПК РСФСР – Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 
     УПК РФ – Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации
     
     
Введение
     Актуальность темы. За последние двадцать лет в России произошли различные экономико-социальные и политические преобразования, которые  обусловили появление ряда негативных последствий социального плана, сопровождающихся ростом уровня преступности среди несовершеннолетних. 
     Правовая политика в отношении несовершеннолетних – это целенаправленная систематическая специально организованная деятельность, предназначенная для совершенствования механизма реализации прав несовершеннолетних и обеспечения эффективной защиты их прав и законных интересов. Уровень преступности несовершеннолетних – один из показателей правовой политики в конкретном государстве. В связи с этим особую значимость приобретает вопрос реализации назначения уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних.
     Проводимая в России политика по преодолению преступности несовершеннолетних базируется на положениях Конституции РФ, согласно которым детство в РФ находится под защитой государства (ст. 38)1, и основана на общепринятых принципах и стандартах международного права о защите прав и интересов несовершеннолетних.
     Актуальность темы исследования обусловлена тем, что одной из сложнейших проблем человечества является борьба и противодействие подростковой преступности которую пытается решить человечество. Вопросы, касающиеся преступлений среди несовершеннолетних, охраны прав и законных интересов этой категории лиц в уголовном процессе, уточнения установленных уголовно-процессуальных правоотношений государства и подростка-правонарушителя, имеют большую общественно-социальную значимость исследования. 
     Актуальность темы исследования также обусловливается необходимостью исследования и оптимизации уголовно-процессуальных новелл, регламентирующих особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в современных условиях.
     Степень разработанности темы. Проблеме исследования посвящено множество отечественных юридических трудов, монографий, диссертаций, статей в периодических изданиях и сети Интернет. Среди современных исследований можно выделить труды таких авторов, как К.А. Авалиани, О.Ю. Андриянова, М.Ю. Арчаков, Е.В. Брянская, Т.П. Будякова, М.Е. Верстова, А.А. Давыденко, В.М. Давыденко, А.Н. Димитриева, Т.В. Исакова, Н.А. Курмаева, С.А. Ламинцева, Е.В. Марковичева, С.И. Морозова, Ю.Р. Орлова и др.
     Целью выпускной квалификационной работы является исследование актуальных проблем и определение основных направлений оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
     Для достижения обозначенной цели определены следующие задачи:
     * рассмотреть понятие производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;
     * описать исторические особенности развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;
     * охарактеризовать предмет доказывания по делам о преступлениях несовершеннолетних;
     * изучить меры принуждения, применяемые в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;
     * провести анализ проблемы осуществления уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних;
     * определить и предложить основные направления оптимизации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
     Объектом выпускной квалификационной работы являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
     Предметом выпускной квалификационной работы выступает система норм международного и российского уголовно-процессуального права, регламентирующих порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
     Методологическую основу написания выпускной квалификационной работы составили различные методические приемы: диалектический метод научного познания, общенаучные методы системного анализ и синтеза, частно-научные методы: формально-юридический, историко- и сравнительно-правовой методы.
     Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников и литературы. Во введении излагается и обосновывается актуальность, степень разработанности темы, цель и задачи исследования, объект и предмет исследования, методология исследования и структура работы. В первой главе дается общая характеристика производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Во второй главе рассматриваются актуальные вопросы производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних и предлагаются основные направления его оптимизации. В заключение формулируются выводы по поставленным задачам.
     
1. Общая характеристика производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
     1.1 Понятие производства по уголовным делам в отношении 
     несовершеннолетних
     Все большее число стран делает попытки отыскать действенные способы эффективного воздействия, направленные на борьбу с преступностью несовершеннолетних. А.Н. Димитриева подчеркивает, что «международным сообществом разработан целый ряд нормативных актов, касающихся принципиально важных вопросов в сфере обеспечения прав ребенка, предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних, условий обращения с несовершеннолетними правонарушителями»2. 
     В международном праве и в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве, как отмечает А.Н. Димитриева, «существует совокупность взаимосвязанных норм, устанавливающих дополнительные процессуальные гарантии обеспечения защиты прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства»3. Эти нормативные положения, как подчеркивает М.Е. Верстова, «образуют принцип повышенной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, являющийся органической частью системы принципов российского уголовного судопроизводства»4.
     Интерес к положениям, относящимся к производству по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, постоянно возрастает и находится в центре внимания законотворчества современных демократических государств.
     В последние годы стали активно обсуждаться вопросы, связанные с особой формой юстиции – юстицией, где в качестве субъекта выступает несовершеннолетний. 
     Современный статус несовершеннолетнего в сфере уголовно-правовых отношений, как замечает Ю.Р. Орлова, «определяется, прежде всего, содержанием проводимой государством уголовной политики. По отношению к несовершеннолетнему уголовная политика российского государства имеет двоякое содержание: с одной стороны, она, естественно, осуждает противозаконные действия несовершеннолетнего и делает все возможное, чтобы он понес справедливое наказание, а с другой – обеспечивает его повышенную охрану. Такая охрана не только осуществляется в отношении потерпевшего, но и распространяется на субъект преступления. Такой особый уголовно-правовой статус несовершеннолетнего как субъекта преступления основан как на принципах международного права, так и на исторических традициях отечественного уголовного права, которые всегда предполагали обязательный учет недостаточной социальной интеллектуальной и психологической зрелости указанной категории лиц»5.
     Согласно Всеобщей декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) дети имеют право на особую заботу и помощь6.
     Политика по преодолению преступности несовершеннолетних в России базируется на положениях ст. 38 Конституции РФ, согласно которым детство в РФ находится под защитой государства7, и основана на общепринятых принципах и стандартах международного права о защите прав и интересов несовершеннолетних.
     Среди мер, направленных на создание системы защиты и обеспечения прав и законных интересов детей, РФ предполагает создание дружественного к ребенку правосудия, гарантирующего уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей. С целью создания соответствующих условий издан Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы»8.
     Для разработки конкретных направлений решения этой задачи в августе 2009 года при Совете судей РФ образована рабочая группа9, в которой обсуждаются вопросы правосудия, дружественного к семье и детям.
     Согласно ч. 1 ст. 420 УПК РФ несовершеннолетними «признаются лица, не достигшие к моменту совершения преступления возраста 18 лет»10.
     Особенность ответственности несовершеннолетних, совершивших преступления, заключается в том, что к ним «могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа» (ч. 2 ст. 87 УК РФ11).
     Эта особенность не только вытекает из норм действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, но и соответствует международным принципам, закрепленным в таких международных актах, как Конвенция о правах ребенка (1989)12, Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985)13, Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы, 1990)14. Такое правопонимание отражено и в других официальных документах, в том числе в Рекомендации N Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы к государствам-членам «О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних»15.
     Судебное производство по применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним должно быть подчинено как общим задачам материального и процессуального права РФ, так и специальным задачам.
     Поставленные задачи достижимы лишь в условиях обеспечения судом при рассмотрении каждого дела индивидуального подхода к исследованию обстоятельств совершенного несовершеннолетним преступления и всесторонней оценки его личности, позволяющих суду избрать в отношении несовершеннолетнего меры воспитательного воздействия, соразмерные содеянному и данным о личности виновного.
     Уголовная ответственность несовершеннолетних имеет свои особенности, которые отражаются и на особенностях процессуального порядка судопроизводства.
     Порядок производства по делам несовершеннолетних регламентирован гл. 50 УПК РФ. УПК РФ предъявляет особые требования к расследованию уголовных дел по обвинению несовершеннолетних, исходя из фактически двойной защиты их прав и интересов. В частности, ст. 154, 422 УПК РФ предусматривают выделение в отдельное производство уголовного дела в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, который совершал преступление в соучастии со взрослыми16. 
     Согласно ч. 2 ст. 420 УПК РФ «производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей данного Кодекса, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ»17.
     В общем порядке осуществляется рассмотрение судом уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с назначением наказания.
     В таком же порядке решаются судом вопросы освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия или направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (ст. 432 УПК РФ).
     Представляется, что в общем порядке судом должны решаться и вопросы освобождения несовершеннолетнего подсудимого от уголовной ответственности, когда суд прекращает уголовное дело и применяет к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 431 УПК РФ).
     В законодательстве предусмотрена и особая процедура применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия.
     Вопросы применения наказания к несовершеннолетним не имеют особой специфики в процессуальном смысле. Что же касается вопросов применения к несовершеннолетним иных мер уголовно-правового характера, то развитие последних фактически привело к возникновению особой процедуры, предусмотренной ст. 427 УПК РФ («Прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия»). Как следует из содержания положений указанной статьи УПК РФ, применение принудительных мер воспитательного воздействия находит свое процессуальное выражение в прекращении следователем или дознавателем (с согласия соответствующих должностных лиц) уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении в отношении несовершеннолетнего обвиняемого принудительной меры воспитательного воздействия (ч. 1). Суд рассматривает это ходатайство и материалы дела в порядке, установленном частями четвертой, шестой, восьмой, девятой и одиннадцатой ст. 108 УПК РФ.
     Наличие принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых в отношении несовершеннолетних, объясняется особым (уязвимым) положением данного субъекта уголовной ответственности.
     Принудительные меры воспитательного воздействия не являются мерами уголовного наказания, они не названы среди видов уголовного наказания, что наглядно подтверждается положениями уголовного закона (ст. 44 УК РФ). Указанные меры (ч. 2 ст. 90, ст. 92 УК РФ) имеют профилактический характер, направлены на предупреждение совершения преступлений и правонарушений в дальнейшем и возмещение вреда, причиненного преступлением.
     Следует отметить основное предназначение этих мер – ресоциализацию несовершеннолетнего психолого-педагогическими методами. Однако, как подчеркивает В.М. Давыденко, «эффективность данного института будет зависеть от подкрепления этих методов государственным принуждением»18.
     Итак, как отмечает В.М. Давыденко, «пристальное внимание обращается не на карательное правосудие, ориентированное, как известно, на установление вины и назначение наказания, а на восстановительное правосудие, призванное воздействовать на подростка специальными психолого-педагогическими способами принудительных мер воспитательного характера и обеспечить возмещение материального ущерба потерпевшему, что является, на наш взгляд, одним из новейших возможных альтернатив уголовному преследованию и сопряжено с отказом от традиционного уголовного преследования, не применимого к подростку, находящемуся в переходной возрастной стадии развития, не способному в силу своей социальной и психологической незрелости отдавать отчет в некоторых своих действиях»19.
     Следовательно, как подчеркивает А.Н. Димитриева, «УПК РФ устанавливает общий правовой режим как для подозреваемых и обвиняемых, являющихся несовершеннолетними, так и для тех лиц, которые достигли к моменту производства по уголовному делу совершеннолетия, но подозреваются или обвиняются в совершении преступления в несовершеннолетнем возрасте. Уголовно-процессуальный закон устанавливает единую и обязательную процессуальную форму как для всех государственных органов, действующих в сфере уголовного судопроизводства, так и для всех категорий уголовных дел. Вместе с тем единый порядок судопроизводства дифференцируется законодателем путем создания системы процессуальных гарантий для отдельных категорий лиц, совершивших общественно-опасное деяние»20. 
     О.Ю. Андриянова дает следующее определение производству по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: «Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами, является особой уголовно-процессуальной формой в силу установленных уголовно-процессуальным законом особенностей, сущность которых состоит в обеспечении дополнительными гарантиями несовершеннолетних в ходе реализации ими прав и законных интересов и снижении негативного воздействия судопроизводства по уголовному делу на психику несовершеннолетних, предотвращении случаев незаконного привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности и необоснованного лишения их свободы, оказании воспитательно-профилактического воздействия на несовершеннолетних, совершивших противоправные деяния»21.
      Таким образом, с учетом вышеизложенного, можно сделать вывод, что производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних можно охарактеризовать как дифференцированный порядок уголовного судопроизводства по признакам несовершеннолетия субъекта уголовной ответственности, в котором общие правила как досудебного, так и судебного производства сочетаются со специальными нормами, гарантирующими защиту прав и законных интересов несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, а также выражающими профилактический и восстановительный характер производства. Изъятие из общего порядка уголовного судопроизводства связано с особенностями психофизиологического и социального развития несовершеннолетних и обусловливает тем самым их повышенную правовую защиту.
     
     1.2 Исторические особенности развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего производство по уголовным делам 
     в отношении несовершеннолетних
     На протяжении достаточно долгого исторического периода времени уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России, не выделяло несовершеннолетних в отдельную категорию субъектов процессуальных отношений, не содержало правил, которые бы защищали их права и законные интересы, отсутствовало раздельное содержание взрослых и несовершеннолетних преступников в местах предварительного заключения и отбывания наказания.
     Для подтверждения данной точки зрения, как отмечает С.С. Заяц, «существуют следующие аргументы: во-первых, в законодательстве Древней Руси нормы, регулирующие вопросы уголовного преследования несовершеннолетних, а также их защиты, отсутствовали. Упоминание о детях содержится лишь в связи с регулированием гражданско-правовых отношений, касающихся наследования, опеки, долговых обязательств»22.
     В этой связи следует согласиться с мнением А.В. Комарницкого о том, что «древнерусское законодательство никак не регулировало ответственность малолетних за совершение тех или иных правонарушений, и это дает право полагать, что к несовершеннолетним применялись меры наказания наравне со взрослыми»23.
     В дальнейшем, как замечает С.С. Заяц, «никаких существенных изменений, касающихся несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве не было, до принятия Соборного уложения 1649 года. С этого времени уголовное судопроизводство берет публичные начала уголовного преследования, однако этот документ так же, как и ранее действовавшие нормативные правовые акты, не содержал специальных норм, регулирующих уголовную ответственность детей»24. 
     Окончательный поворот в сторону розыскного уголовного преследования произошел в годы царствования Петра I. С.С. Заяц подчеркивает, что «только во времена его правления в российском праве появились новеллы, касающиеся уголовного преследования и наказания малолетних. В Артикуле воинском 1715 г. впервые указывалось на необходимость при назначении наказания принимать во внимание возраст малолетнего, совершившего преступление»25. Так, в толковании к артикулу 195 говорится: «Наказание воровства обыкновенно умаляется, или весьма отставляется, ежели... вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть».
     Н.В. Машинская утверждает, что «данное правило действовало лишь в случае совершения кражи малолетним. Если же он обвинялся в совершении убийства или государственного преступления, Артикул воинский не исключал возможность назначения жестокого наказания, а также применения к «недорослям» пыток»26.
     Как отмечает Т.В. Исакова, «первое общее законодательное определение об уголовной ответственности несовершеннолетних содержится в Указе Сената от 23 августа 1742 г. Причиной издания этого Указа послужило дело об убийстве 14-летней девочкой, Прасковьей Федоровой, двух крестьянских детей»27.
     Устав уголовного судопроизводства России также являлся значимым уголовно-процессуальным актом, принятым в 1864 г. Но и он, как верно подчеркивает С.С. Заяц, «не содержал норм, которые в полной мере содержали бы специфику предварительного следствия в отношении несовершеннолетнего. Однако в нем впервые упоминается о привлечении к участию в суде законных представителей несовершеннолетних, о регулировании вопросов об избрании меры пресечения лиц в возрасте от 10 до 17 лет, было введено правило, в соответствии с которым дело в отношении несовершеннолетнего могло быть рассмотрено в закрытом судебном заседании. В качестве важнейшей гарантии защиты от незаконного уголовного преследования появилось правило об обязательном участии защитника»28. 
     В дальнейшем, как замечает С.С. Заяц, «в 1897 г. в главу 4 Устава уголовного судопроизводства «Об исследовании события преступления» был введен раздел «Производство по делам несовершеннолетних от 10 до 17 лет для разрешения вопроса о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением». Данный раздел включил в себя шесть статей, только две из которых затрагивали стадию предварительного следствия. Так, если судебный следователь признавал необходимым привлечь в качестве обвиняемого несовершеннолетнего от 10 до 17 лет, то он производил расследование всех обстоятельств, которые могли «служить основанием для суждения о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением, обращая особенное внимание на степень его умственного и нравственного развития и сознания преступности учиненного им деяния, а также на причины, приведшие его к совершению преступления». Принципиально новым для российского законодательства стал Закон о воспитательно-исправительных заведениях 19 апреля 1909 г., который объявлял Положение о порядке применения мер пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых»29. 
     Как отмечалось в Циркулярном распоряжении по Главному Тюремному Управлению, как отмечает С.С. Заяц, «на имя губернаторов, начальников областей и градоначальников от 27 мая 1909 г., правила нового Положения указывали на стремление законодателя: 1) широко и твердо поставить дело предупредительно-исправительного воспитания; 2) заменить уголовную кару по отношению к несовершеннолетним до 17 лет; 3) избавить несовершеннолетних от клейма представших перед судом. В частности, указанное Положение предусматривало возможность замены такой меры пресечения как «взятие под стражу» несовершеннолетних обвиняемых в возрасте от 10 до 17 лет помещением в воспитательно-исправительные заведения. Кроме этого, до окончания следствия несовершеннолетние обвиняемые по возможности содержались «отдельно от прочих воспитанников, с применением общих постановлений о наблюдении прокурорского надзора за содержащимися под стражей»»30. Суммируя то, что касалось несовершеннолетних в уголовном процессе России до создания «детских» судов, как отмечает О.В. Боровик, «что законодательство содержало малый объем норм, предусматривающих юридическую защиту прав несовершеннолетних в уголовном процессе, небольшая специфика для несовершеннолетних в общеуголовном процессе не обеспечивала эффективности этой защиты»31.
     Как подчеркивает Т.В. Исакова, «история российского уголовного процесса свидетельствует о том, что до середины 60-х гг. XIX столетия к несовершеннолетним правонарушителям в России относились как к взрослым преступникам»32.
     Последующие изменения уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, связаны с изменениями законодательства, которые происходили в период с 1917 по 1991 г.
     Данный временной период, как подчеркивает С.С. Заяц, «можно условно разделить на 4 этапа развития:
     * на первом этапе с 1917 г. по 1935 г. в уголовно-процессуальной сфере законодательно закрепляется преимущество воспитательных мер воздействия на несовершеннолетних правонарушителей;
     * на втором этапе с 1935 г. по 1958 г. с одной стороны делается разработка более четких мер по ликвидации беспризорности подростков, с другой – резкое расширение и ужесточение уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних в ущерб мерам воспитательного характера и карательная направленность уголовно-процессуального законодательства и практики его применения с главенствующей ролью подзаконных нормативных актов;
     * на третьем этапе с 1958 г. по 1991 гг. в период действии УПК РСФСР33, уголовно-процессуальное законодательство содержало специализированные правовые нормы, регулирующие особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, в том числе касающиеся предмета доказывания по делам в отношении несовершеннолетних, применение задержания и заключения под стражу, других мер пресечения, проведение отдельных следственных действий, решение вопроса о подследственности уголовных дел данной категории. Вместе с тем, отдельные правила УПК РСФСР, касающиеся регламентации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, с течением времени объективно устарели, не отражали произошедших изменений в обществе и не соответствовали современным представлениям и прогрессивным идеям о правосудии в отношении несовершеннолетних;
     * последний, четвертый период с 1991 г. по настоящее время – это период проведения судебной реформы в России, принятие в 2001 г. УПК РФ, содержащего ряд новелл в области уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних»34.
     В настоящее время, как замечает В.М. Давыденко, «в российской правовой среде активно обсуждается вопрос о перспективе введения в РФ института ювенальной юстиции как обязательного элемента судебной системы»35.
     К ювенальной юстиции относятся по-разному. А.В. Давыденко подчеркивает, что «одни считают ее совершенно необходимым элементом судебной системы, другие видят в ней угрозу, способную пагубно изменить жизнь российской семьи»36.
     Juvenalis (лат.) – юношеский, неполовозрелый, justitia – правосудие. Таким образом, ювенальная юстиция – «это правосудие по рассмотрению дел с участием несовершеннолетних»37. Согласно Большому юридическому словарю «понятие ювенальной юстиции включает в себя особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов для подростков (ювенальных судов), а также совокупность идей, концепций социальной защиты и реабилитации несовершеннолетних правонарушителей»38.
     Однако существуют и иные толкования этого понятия. Так, А.Ю. Гулягин отмечает, что «в юридической науке некоторые авторы определяют ювенальную юстицию не только как совокупность государственных институтов и правовых механизмов, но и как социально-психологические, социализирующие инструменты и программы, применяемые как соответствующими государственными учреждениями, так и различными негосударственными, общественными институтами (благотворительные и другие некоммерческие негосударственные объединения и организации)»39.
     Также А.Ю. Гулягин подчеркивает, что «несмотря на различные трактовки определения ювенальной юстиции, во всех четко прослеживаются такие основополагающие элементы, как: правосудие, реализующее свои принципы через суд; системность тех или иных органов, задействованных в круге правоотношений, связанных с защитой прав несовершеннолетних; правосубъектность, нацеленная на обеспечение прав и свобод несовершеннолетних»40.
     В рамках построения правового социального государства проблема преступности несовершеннолетних стоит достаточно остро. С.А. Бурлака верно замечает, что «ведь сегодняшние дети – завтрашние взрослые, и от того, какими они будут, зависит будущее страны»41. Вместе с тем, как подчеркивает А.В. Давыденко, «на сегодняшний день в Российской Федерации не сложилась эффективная скоординированная система органов защиты детства в целом и в частности профилактики беспризорности и безнадзорности. Это относится как к работе государственных и муниципальных органов и их взаимодействия, так и общественных организаций и координации их действий. Результаты функционирования существующей системы свидетельствуют о том, что государственными органами власти по-прежнему не решена задача выявления таких организационных форм, которые позволили бы эффективным образом скоординировать и организовать деятельность по профилактике беспризорности, безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних и их социальной реабилитации»42.
     Указанные нами обстоятельства заставляют как ученых, так и практиков искать новые пути совершенствования системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, к которым, безусловно, можно отнести включение в правовое пространство России института ювенальной юстиции43.
     Как утверждает А.В. Давыденко, «в нашей судебной системе отсутствует самостоятельная, как ее называют, автономная ювенальная юстиция. Как показало нам изучение данного вопроса во многих странах она именно автономна, занимается только несовершеннолетними, действует, используя свои принципы и нормы»44. Однако, как замечает Ю.В. Николаев, «действующее российское законодательство (материальное и процессуальное, причем не только относящееся к «уголовному циклу») имеет большое количество норм, которые могут быть использованы, если пойти по пути создания «классической» ювенальной юстиции, функционирующей сейчас в мире. Так или иначе, но ювенальная юстиция может существовать только тогда, когда найдет свое законодательное закрепление»45.
     Сегодня, по мнению Е.М. Тимошиной, «опыт деятельности ювенальных судов за границей и возможность создания ювенальных судов в России подвергается бурной дискуссии»46. Вместе с тем зарубежные модели ювенальной юстиции в сравнении с российским уголовным процессом предусматривают более широкое использование неюридических знаний в ювенальном уголовном судопроизводстве. Как полагает Е.В. Марковичева, «это связано в первую очередь с тем, что на уровне государственной политики закрепляется приоритет не общеуголовных, а воспитательных и образовательных механизмов воздействия на несовершеннолетних правонарушителей. Такой подход определяет и специфику производства в ювенальном суде, и пределы исследования личности и социального окружения несовершеннолетнего правонарушителя, и круг специалистов-неюристов, привлекаемых в ювенальный процесс»47.
     А.В. Давыденко отмечает, что «сторонники эксперимента по внедрению ювенальных судов в российскую судебную систему настаивают на том, что только такой подход сможет обеспечить максимальную защиту прав несовершеннолетних и оказать благоприятное влияние на предупреждение преступности детей и молодежи. Так, элементы ювенальных технологий используют в своей работе суды Санкт-Петербурга и Москвы, Пермского края, Республик Хакасия и Карелия, Ленинградской, Ростовской, Липецкой, Иркутской, Брянской, Ивановской, Волгоградской, Саратовской, Московской и других областей. В некоторых городах и районах образованы специализированные суды по делам несовершеннолетних - ювенальные суды, формально входящие в состав судов общей юрисдикции, но располагающиеся в отдельном помещении, залы заседаний которых отличаются от традиционных залов судебных заседаний»48. 
     Однако, по мнению противников ювенальной юстиции, как замечает А.В. Давыденко, «существование таких альтернативных судов вносит диссонанс в судебную систему Российской Федерации и нарушает права равенства людей перед законом и судом. Избирательное рассмотрение дел одних несовершеннолетних в ювенальных судах только потому, что они проживают в экспериментальных регионах, нарушает право на равенство всех остальных детей перед законом и судом, дела которых рассматриваются иными судами. Наряду с этим возникает вопрос о правовом статусе и законных основаниях деятельности ювенальных судов в России»49. 
     В свою очередь Э.Б. Мельникова полагает, что «ч. 2 ст. 118 Конституции РФ устанавливает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Глава 50 УПК РФ достаточно полно регулирует особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Именно ею должны руководствоваться суды при рассмотрении данной категории уголовных дел. Отсутствие законодательного регулирования деятельности ювенальных судов и неясность судейских полномочий ставят под сомнение правосудность принимаемых ими судебных постановлений»50.
     Такая позиция, как заключает А.В. Давыденко, «нам кажется ошибочной. Ювенальная юстиция подразумевает под собой совершенно иное отношение к несовершеннолетнему преступнику, к реагированию на его правонарушения. Система правосудия берет на себя не только защитную и карательную функции, но и функцию воспитательную, восстановительную»51. 
     Исследователи вопросов ювенальной юстиции отмечают, что на данный момент в России отсутствует как таковой механизм взаимодействия судов с социальными службами, педагогическая защита и социальная коррекция подростков затруднены. А.В. Давыденко подчеркивает, что «рассмот.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Выражаю благодарность репетиторам Vip-study. С вашей помощью удалось решить все открытые вопросы.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Нет времени для личного визита?

Оформляйте заявки через форму Бланк заказа и оплачивайте наши услуги через терминалы в салонах связи «Связной» и др. Платежи зачисляются мгновенно. Теперь возможна онлайн оплата! Сэкономьте Ваше время!

Сезон скидок -20%!

Мы рады сообщить, что до конца текущего месяца действует скидка 20% по промокоду Скидка20%