VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Современный политический дискурс, теория манипулятивного воздействия в сравнительном анализе РФ и ЕС

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: R000268
Тема: Современный политический дискурс, теория манипулятивного воздействия в сравнительном анализе РФ и ЕС
Содержание
Современный политический дискурс , теория манипулятивного воздействия в сравнительном анализе РФ и ЕС

Содержание
Введение	2
ГЛАВА 1. ФЕНОМЕН И МЕХАНИЗМЫ ЯЗЫКОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ	8
1.1 СУЩНОСТЬ И ПРИЗНАКИ МАНИПУЛЯТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ	8
1.2 МЕХАНИЗМЫ ЯЗЫКОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ	19
Глава 2. Манипулятивное воздействие в современном политическом дискурсе	39
2.1 Технологии и классификация инструментов языковой манипуляции	39
2.2 Специфика манипулирования в современном политическом дискурсе	39
2.3 Манипулятивное воздействие на примере сравнительного анализа РФ и ЕС	39
Заключение	40
Список используемой литературы	41




Введение

     Влияние средств массовой информации на сознание человека в современном обществе трудно переоценить. Медиа играют ключевую роль в формировании картины мира индивида, и во многом контролируют жизнедеятельность социума, как своеобразный интеграл представлений и действий отдельных особей homo sapiens. Даже, если предположить стремление СМИ к предельно объективному информированию аудитории о происходящих в стране и мире событиях, сами по себе структурные особенности процесса коммуникации и восприятия медиасообщений неизбежно оказывают целый ряд эффектов на сознание аудитории. Однако, нацеленность СМИ на успешное бизнес-функционирование, принадлежность медиа определенным финансово-политические группам, индивидуально-психологические особенности сотрудников редакции и ряд других, сказывающихся на производстве контента, факторов, не позволяют сегодня всерьез говорить об объективности СМИ.
     Транслируемая СМИ информация способствует образованию поведенческих и ассоциативных стереотипов, оказывает существенное влияние на мышление, потребности и интересы личности, на ее представления о мироустройстве и социальной реальности. Человек современного общества формируется в сверхнасыщенном информационном пространстве, перегруженном образами симулятивной реальности. При этом, только медиа позволяют человеку узнать о ситуации в мире, стране и даже городе, котором он живёт. Естественно, что человек не способен самостоятельно проверить достоверность получаемой через медиа фактической информации и оценок, а зачастую даже отделить одно от другого. В результате неспособности разума отличить действительное от фикции, сознание современного человека наполняется привнесенными извне стереотипами, шаблонами поведения, установками и ценностями, которые индивид воспринимает, как свои собственные. Посредством выбора тем, содержания, момента, способа и формы подачи информации, массмедиа фактически представляют аудитории интерпретации элементов реального мира, которые никогда полностью не отражают реальность, но конструируют определенный образ действительности и задают массовой аудитории фреймы восприятия ее различных аспектов. Поэтому, поле влияния «четвертой власти» распространяется на формирование общественного мнения по отношению практически к любым лицам, событиям и феноменам. При этом использование технологий информационно-психологического воздействия стало вполне обычным явлением экономической конкуренции, идеологической и политической борьбы. Вследствие этого, одной из наиболее опасных угроз современного общества является угроза скрытного информационно-психологического управления массами – манипуляция массовым сознанием. 
     Массовая манипуляция стала возможной только в XX веке, вследствие массовизации общества, роста грамотности, технического совершенствования печати и распространения прессы, но главным фактором стало появление новых медиа – вначале прессы и радио, потом телевидения и, наконец, Интернета. Каждому из этих медиа присущ собственный формат коммуникации: прессе – письменная речь и/или статичные визуальные образы; для радио – аудиальный поток; телевидению – аудиовизуальный; Интернету – интерактивная мультимедийная гипертекстовая коммуникация. Коммуникационная специфика обуславливает потенциал манипуляционного влияния каждого типа СМИ на сознание аудитории и, в частности, особенности использования языковой манипуляции.
     Стремительное развитие всемирной паутины в последние два десятилетия привело к кардинальной трансформации медиа-системы в развитых странах. Информационное общество XXI века постепенно отказывается от радио, нецифрового телевидения и от газет, а интернет, наоборот, стремительно набирает аудиторию, «прощающуюся» с традиционными медиа. Интернет-издания производят не только наибольшую по количеству прочтений долю текстов, но и наибольшую долю от всего объема текстовых материалов средств массовой информации. Вместе с тем, непрерывно растет количество людей, предпочитающих получать информацию в интернете, для которых потребление онлайн-медиа является доминирующей формой взаимодействия с дискурсом СМИ. Если прежде, на протяжении полувека, самым мощным техническим средством манипуляций в развитых странах было телевидение, то сегодня всё большую информационную, а значит и манипуляционную, роль играет интернет.
     В современном вербоцентрическом обществе главным инструментом коммуникации и, в частности, медиакоммуникации является язык, поэтому манипуляции посредством языка – основной способ манипулирования общественным мнением. Тем более, что язык предоставляет для этого широчайший выбор различных форм и способов воздействия, позволяя не только произвести необходимый эффект, но и замаскировать сам факт манипуляции. Особенно продуктивным орудием социальной манипуляции язык становится в ситуациях, когда манипулятор обладает повышенным авторитетом в глазах аудитории, и когда существует возможность тиражировать воздействующие высказывания. Несмотря на то, что многие журналисты утверждают, что объективность – одна из важнейших ценностей их профессии, все же, большинство специалистов в области языкового воздействия, солидарны в том, что объективное освещение новостей принципиально невозможно. Так, по мнению А. Биарда, «не существует такой вещи, как беспристрастный отчет, нет такого понятия, как "нейтральный" язык». Отсутствие «нейтрального» языка описания означает, что языковое воздействие составляет неотъемлемую компоненту любой речевой практики и, в частности, содержится в любых текстовых материалах СМИ. Вследствие этого, проблема лингвистической интерпретации событий и языкового манипулирования в массмедиа представляется крайне актуальной для исследования. Аналогичной позиции придерживается О.Н. Быкова, по мнению которой языковая манипуляция «общественным сознанием при помощи средств массовой информации одна из наиболее актуальных и наименее изученных проблем современной культуры речевого общения».
     Таким образом, неуклонно возрастающий потенциал манипулятивного воздействия интернет-СМИ, продиктованное коммуникационной спецификой своеобразие языкового манипулирования и недостаточная изученность современной гуманитарной наукой использующихся в текстах интернет-изданий средств языковой манипуляции, обуславливают актуальность темы дипломного исследования.
     Объектом исследования .
     Предметом исследования являются .
     Большинство исследователей сходятся в том, что тексты СМИ, не являются непредвзятыми и объективными, но, наоборот, используют механизмы языковой манипуляции и содержат средства языкового воздействия. 
     В соответствии с темой работы была сформулирована цель исследования: 
     
     Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
     1. Выявить и охарактеризовать сущность феноменов манипуляции и языковой манипуляции.
     2. Изучить когнитивные особенности восприятия речи и психологические механизмы манипуляции, позволяющие реализовывать языковое манипулятивное воздействие.
     3. Предложить систему понятий и аппарат описания, позволяющие представлять общую структуру процесса манипуляции и анализировать проведение конкретных манипуляций.
     4. Составить общую классификацию средств и приемов языковой манипуляции, применимых в текстах СМИ.
     5. Проанализировать и охарактеризовать специфику процесса манипулирования в интернет-СМИ.
     6.  
     7. 
     
     Изучение языковой манипуляции как индивидуальным, так и массовым сознанием посредством традиционных медиа неоднократно становилась предметом исследований. Однако, актуальность темы, обусловленная развитием средств коммуникации и манипуляции, изменениями происходящими в практике манипулятивного воздействия, связанностью инструментов манипуляции с динамическими социально-политическими и языковыми условиями времени, продолжает привлекать современных специалистов к изучению различных аспектов проблемы использования языка в манипулятивных целях как в России (Антонова Ю.А., Владимирова М.Б., Гронская Н.Э., Мансурова А.И., Катенева И.Г., Попова Е.С. и др.), так и зарубежом (ван Дейк Т.А., Beard A., Blakar R.M., Chomsky N.). 
     Несмотря на то, что исследователи, изучающие языковую манипуляцию в СМИ, работают в рамках различных лингвистических подходов (преимущественно когнитивистики, прагмалингвистики, психолингвистики) с разнообразным речевым материалом и фокусируются на различных аспектах речевого воздействия, можно сформулировать общий, ориентирующий принцип лингвистических работ, который состоит в том, что манипуляция в них анализируется сквозь призму языка.
     В последнее время внимание лингвистов особенно привлекает изучение языка средств массовой информации – прессы, радио и телевидения (О.В. Александрова, Валисильев А.Д., Володина М.Н., Костомаров В.Г., Мартыненко Н.Г., Рогозина И.В. и др.). Тем не менее, средства языковой манипуляции в российских интернет-изданиях исследователями, за исключением Двойниной Е.В., подробно не рассматривались. Также в отдельную группу лингвистических исследований можно выделить работы, посвященные изучению «взаимосвязи политической позиции СМИ и речевых средств ее выражения» (Дука А.В., Какорина Е.В., Катенева И.Г., Родионова Е. и др.). Однако, публикации по данной тематике, относящиеся к анализу интернет-изданий практически отсутствуют. Кроме того, в большинстве работ, посвященных языковой манипуляции сознанием, детально рассматриваются речевые стратегии и тактики воздействия, в то время как роль языковых средств и приемов воздействия, выступающих основой манипуляции в СМИ, преимущественно остается вне фокуса исследований. Таким образом, недостаточная изученность этой проблемы также свидетельствует об актуальности данной работы.
     В силу своей комплексности феномен манипулятивного воздействия средств массовой информации начиная с 20-х годов ХХ века изучался в рамках различных научных дисциплин: социологии, психологии, лингвистики, теории коммуникаций, журналистики, политологии. Наиболее важные с нашей точки зрения отечественные и зарубежные исследования составляют теоретико-методологическую базу настоящей дипломной работы. В первую очередь это работы российских и зарубежных ученых в области: теории манипулятивного воздействия (Goodin R.E., Jowett G.S., O'Donnell V., Аронсон Э., Грачев Г.В., Доценко Е. Л., Евгеньева Т.В., Зелинский С.А., Кара-Мурза С. Г., Мельник И.К., Пратканис Э.Р., Чалдини Р., Цуладзе А. М., Шиллер Г. и др.), теории коммуникаций (Ball-Rokeach S.J., Lippmann W., McLuhan M., McQuail D., Noelle-Neumann E., Назаров М.М. и др.) и теории речевого воздействия (Beard A., Blakar R.M., Баранов А.Н., Быкова О.Н., Будаев Э. В., ван Дейк Т.А., Джонсон М., Иссерс О. С., Лакофф Дж., Леонтьев А.А., Остроушко Н. А., Паршин П.Б., Пирогова Ю. К., Седов К.Ф., Стернин И.А., Чудинов А. П. и др.).


ГЛАВА 1. Феномен и механизмы языковой манипуляции 

1.1 Сущность и признаки манипулятивного воздействия 
     
     В соответствии с поставленными задачами в первую очередь, следует четко определить изучаемую проблему, а именно: описать феномен языковой манипуляции, выявить отличительные признаки языковой манипуляции, выделяющие ее из ряда других способов социального взаимодействия, и предложить дефиниции ключевым терминам исследования. При этом для того, чтобы перейти к непосредственному рассмотрению «языковой манипуляции», необходимо охарактеризовать родовой для него феномен «манипуляции», чтобы затем, опираясь на проведенный анализ базового понятия, изучать языковую манипуляцию, как специфический вид манипуляции.
     Слово «манипуляция» пришло в русский язык из французского «manipulation» – манипулирование (сложный приём; операция), которое в свою очередь произошло от латинских слов "manus" – рука и "plere" – наполнять. В этимологии понятия важную роль также сыграло слово "manipulus", в переводе горсть или манипула – основное тактическое подразделение римских легионов. Солдаты манипулы назывались "manipulares". То есть, манипула была «горстью» солдат, которой в силу её небольшого размера было просто управлять. Таким образом, семантика управления людьми в «манипуляции» прослеживается ещё в латинских корнях-предках. Тем не менее, на долгое время это значение отошло на второй план, уступив пониманию манипуляции, как искусному, требующему специальных навыков управлению неодушевлёнными объектами. Так, например, близкие по смыслу определения манипуляции дают толковые словари русского языка Ушакова, в котором основное значение манипуляции - «сложный прием, сложное действие над чем-н.», и Ожегова, характеризующий ее, как «сложный приём, действие над чем-н. при работе руками, ручным способом».
     Использование термина «манипуляция» по отношению к человеку вернулось в словари через психологические исследования XX века, в которых термин «манипуляция» применялся как метафора для описания психологического воздействия с целью управления личностью. При этом в семантическое поле термина перекочевали такие понятия (присущие употреблению "манипуляции" как сложного действия над чем-либо при работе руками) как искусность, воздействие на объект, возможность управления, которые стали метафорами при переносе их в сферу воздействия на сознание. Несмотря на то, что во многих словарях значение слова «манипуляция» как способ воздействия на людей традиционно указывается в качестве переносного, в последнее время именно это значение становится основным содержанием понятия манипуляции и в повседневной речи, и в научной среде. При этом в своем переносном значении «манипуляция» выступает родовым для широкого круга понятий, в их число входят психологические и политические манипуляции, языковые манипуляции, манипулятивное воздействие, межличностные манипуляции, манипуляция массовым сознанием и т.д.
     Сегодня манипуляция сознанием личности имеет множество определений, разработанных учеными разных стран и специализаций (психологами, социологами, политологами, лингвистами, философами). Однако, как показывает анализ теоретической литературы однозначного и широко признаваемого научного определения понятия «манипуляция» не существует. Многие исследователи предлагают собственные далеко не всегда корректные определения. Поэтому представляется уместным применение компонентного подхода, в рамках которого выделяются основные признаки понятия и, затем на их основании формулируется рабочая дефиниция «манипуляции». Для этого воспользуемся разбором существующих определений, проведенным Е.Л. Доценко в работе «Психология манипуляций», самой обширной монографии на русском языке, посвящённой психологическому аспекту манипуляций.
     Для выявления основных признаков содержания понятия манипуляции Е.Л. Доценко провёл качественный контент-анализ определений манипуляций в публикациях одиннадцати мировых исследователей предмета, таких как Б.Н. Бессонов, Д.А. Волкогонов, Р. Гудин, О. Т. Ёкояма, Л. Прото, У. Рикер, П. У. Робинсон, Дж. Рудинов, Г. Шиллер и Э. Шостром. В рассматриваемых определениях были выделены значимые критерии манипуляции: использование другого в качестве средства достижения цели, неявное(скрытное) воздействие, влияние, обман, инициация поведения, эксплуатация, контроль, управление, принуждение, господство, мастерство. Е. Доценко обобщил акцентируемые авторами признаки и характеристики манипуляции и на этой основе сформулировал ключевые концептуальные элементы, входящие в семантическое поле понятия. Выведенные Е. Доценко признаки во многом совпадают с пониманием «манипуляции» в работах других авторов, в том числе, Г.В. Грачева, Г.С. Джоуэтта, Т.В. Евгеньевой, С.А. Зелинского, С.Г. Кара-Мурзы, В. О’Доннела, И.К. Мельник, И.А. Стернина, А.М. Цуладзе и проч. Приведем эти признаки и раскроем их значение с учетом теоретических представлений в указанных работах:
     1. Родовым признаком манипуляции является психологическое воздействие. В качестве объяснения понятия психологического воздействия (влияния) удачным представляется определение предложенное Г. А. Баллом: «Воздействие предмета В на предмет А — это событие, состоящее в том, что предмет В (возможно, совместно с предметами С, D, и др.) вызывает или предотвращает некоторое изменение предмета А. Психологическим естественно считать такое воздействие индивидуального или группового субъекта В, которое вызывает или предотвращает изменение психологических характеристик и проявлений индивида-реципиента А, в том числе относящихся к его деятельности (и поведению в целом), к его сознанию (и бессознательной сфере психики), к его личности».
     2. Скрытый (неосознаваемый объектом) характер воздействия. Психологическое воздействие может назваться манипуляцией лишь в том случае, если его объект не осознает ни самого факта воздействия, ни его направленности и полагает, что пришел к определенному заключению в следствии собственных рассуждений. Иллюзия добровольности, свободного и самостоятельного принятия выгодного манипулятору решения – необходимое условие действенности манипуляции. Поэтому важной побочной задачей манипулятора является маскировка влияния, то есть укрытие неявных воздействующих элементов за «отвлекающим» содержанием сообщения, которое представляется объекту как единственное.
     3. Отношение к адресату как особому рода средству, использование которого позволяет реализовать собственные интересы манипулятора и достигнуть поставленных им целей. Личность манипулируемого для манипулятора не обладает самоценностью, а предстает объектом, вещью с определенной функциональностью. Таким образом, манипуляция идет вразрез с «золотым правилом нравственности» («Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе») и нарушает близкий ему категорический императив И. Канта, в одной из формулировок гласящий: «... поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого, также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».
     4. Направленность на получение одностороннего выигрыша. В результате манипуляции осуществляются намерения и удовлетворяются потребности манипулятора, в то время как воля, желания и интересы манипулируемого не играют для манипулятора значения, если их нельзя использовать с целью извлечения манипулятором выгоды.
     5. Использование субъектом собственной психологической силы и психологических уязвимостей объекта. Манипуляция реализуется за счет воздействия не только на сферу сознательного, но и на менее защищенную сферу бессознательного (эмоции, желания, инстинкты, потребности), при этом знание личных слабостей манипулируемого и собственных преимуществ (статусных, ролевых, позиционных и проч.) играет на руку манипулятору.
     6. Мотивационное влияние, побуждение как принцип осуществления манипуляции. Манипулятор скрытно с помощью разного рода комбинаций внедряет в психику объекта выгодный для него проект активности (или бездеятельности) путем искусственного формирования или коррекции обуславливающих поведение индивида элементов психики, преобразуя тем самым его первоначальные намерения. Исходя из этого, можно заключить, что для манипуляции характерна ориентация на внедрение побудителей и регуляторов активности в сознание объекта таким образом, что он воспринимает их как свои собственные и, в соответствии с ними, поступает нужным манипулятору образом.
     7. Мастерство и искусность проведения манипулятивных действий. Этот признак, с одной стороны, восходит к долгое время преобладавшему значению слова «манипуляция» как сложного действия при работе руками, с другой, во многом следует из обозначенных выше критериев, так как для эффективного осуществления манипуляции необходимо действовать скрытно, обладать тонким психологическим чутьем, чтобы определять психологические уязвимости адресата, умело подбирать наиболее эффективные приемы воздействия и успешно применять их, верно прогнозировать результат. Этот критерий манипуляции не представляется столь значимым, как остальные, так как характеризует сложность процесса, а не его сущностные черты.
     На основании выделенных обобщенных признаков Доценко предложил шесть собственных определений манипуляции, которые по-разному акцентируют внимание на приведенных критериях. Наиболее удачным из них представляется следующее: «Манипуляция — это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями». Несмотря на то, что определения Доценко, представляются нам наиболее адекватными, достаточно точно описывают межличностную манипуляцию и регулярно используются другими исследователями, универсальным ни одно из них назвать нельзя. Так, приведенное определение чрезмерно сужает спектр явлений, относящихся к манипуляции, за счет ограничения результатов манипуляции «возбуждением намерений». По определению, намерение – это «осознаваемая цель», сознательное стремление совершить определенное действие, в то время как последствия манипуляции могут проявляться, например, в спонтанном поведении. Так происходит в ситуации, когда обсуждение случайно касается объекта действительности, отношение индивида к которому было ранее скорректировано манипулятивными приемами, и тогда манипулируемый, с большой вероятностью, высказывает навязанные суждения.
     В связи с отсутствием в изученной литературе универсального определения манипуляции, соответствующего всем различным видам манипуляции (в первую очередь, межличностной и массовой), и позволяющего, в частности, применять его для описания языковой манипуляции, в ходе исследования возникла необходимость дать как можно более полное рабочее определение рассматриваемого понятия. Поэтому, рассмотрев в рамках исследования более 20 различных авторских дефиниций манипуляции и основываясь, в первую очередь, на определениях, предложенных Доценко, Грачевым и Мельник, с учетом вышеизложенных критериев (отличительных признаков) манипуляции в работе было сформулировано обобщенное рабочее определение, которое строго соответствует любым формам как межличностной, так и массовой манипуляции и не включает иных феноменов.
     В соответствие с этим: манипуляция – это скрытое (неосознаваемое) психологическое воздействие, направленное на изменение поведения, целей, намерений, желаний, отношений, установок или других психологических характеристик адресата в интересах субъекта воздействия, которое могло бы не произойти, если бы объект обладал в достаточном объеме данными о ситуации, в частности, о факте и целях воздействия. Таким образом, к манипуляции относится косвенное влияние посредством воздействия на общественную психологию, инстинкты, чувства, отношения, установки и сознание объекта, корректирующее в соответствии с целями манипулятора его дальнейшее поведение. Предложенное понимание манипуляции представляется удачным, так как, во-первых, включает в себя весь спектр различных видов манипуляции, а, во-вторых, позволяет отделить манипуляцию от ряда других способов социального взаимодействия.
     Зададим дефиниции составляющим элементам этого определения. Ключевыми элементами процесса манипуляции выступают две участвующие в ней стороны: сторона, проводящая манипуляцию, и сторона, на которую она направлена. Исходя из этого, объектом или адресатом манипуляции (так как для манипулятора человек – средство достижения цели) является сознание человека или группы людей (жертв), на которых оказывается манипулятивное воздействие. В ряде исследований понятия «объект» и «адресат» манипуляции принимаются как тождественные, однако это не вполне корректно, так как объект манипуляции – это тот ее адресат, который не заметил факта манипуляции. Соответственно, субъектом манипуляции, актором манипуляции или просто манипулятором, называется человек (или группа лиц), реализующий манипуляцию для достижения желаемых целей. В свою очередь, цель манипуляции может заключаться в том, чтобы скрывая свои истинные намерения, побудить адресата скорректировать свои намерения, поведение, представления или поступить так, как того желает манипулятор. Или, иначе, цель манипуляции – конечный эффект воздействия на объект, к которому стремится манипулятор и ради которого осуществляет манипуляцию.
     Феномен манипуляции не нов для человечества, которое освоило его не одну тысячу лет назад. При этом среди всех способов манипуляции исторически самым «популярным» является языковая манипуляция. Межличностная языковая манипуляция возникла ещё в древности, чему есть документированные подтверждения: например, древнегреческая мифология, поощряющая хитрости и уловки (эти качества свойственны богам и героям, например, Одиссею), или Ветхий Завет, в котором Змей-искуситель соблазняет Еву: «откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» [Быт. 3, 1—5]. При этом Змей в отличие от Адама и Евы избегает наказания, а Одиссей в «Илиаде» и «Одиссее» Гомера изображен великим героем. Доценко, анализируя народные сказки, обнаруживает предпочтительность и эффективность манипуляционных действий, которые могут совершать как отрицательные персонажи (Лиса, съедающая Колобка), так и протагонисты (Мужик, обманывающий Медведя с вершками и корешками). Исходя из этого, Доценко делает предположение о культурном одобрении манипуляции: «По крайней мере, очевидно, что мифологический и сказочный культурный фон не только характеризуется благосклонным отношением к уловкам и хитростям, но даже возводит их в ранг поощряемых действий».
     Использование манипулятивных речевых приемов в древности относится не только к области фольклора, мифологии и священных текстов, но и к реальной исторической практике. Из наиболее ранних свидетельств о фактах воздействия на сознание индивидов и масс следует упомянуть деятельность старших софистов, которые отрицали наличие истины и считали, что все в мире относительно, а человек – мера всех вещей. Полагая, что для убеждения подходят любые средства, софисты регулярно использовали манипулятивные терминологические, грамматические, логические и риторические приемы (иллюстрацией могут служить широко известные софизмы такие как, «Вор» [Вор не желает приобрести ничего дурного. Приобретение хорошего – дело хорошее. Следовательно, вор желает только хорошего] или «Лекарства» [Лекарство, принимаемое больным, есть добро. Чем больше делать добра, тем лучше. Значит, лекарств нужно принимать как можно больше]). Для обучения навыкам красноречия и ораторского искусства к софистам обращались многие политики и участники судебных процессов (греческая судебная и политическая системы требовали от граждан лично отстаивать собственные интересы – адвокатов и избираемых представителей не существовало), и, таким образом, существовавшая практика «профессиональной» межличностной манипуляции перешла в общественную сферу. 
     Долгое время языковая манипуляции осуществлялись преимущественно при личном контакте с адресатами – отсутствие возможностей массово тиражировать написанное и неграмотность большей части человечества ограничивали возможности манипуляции письменным словом. «Перелом» наступает в конце Нового и в Новейшее время, когда формирование массового общества, трансформация социальных, экономических и политических отношений, рост влияния и популярности средств массовой информации (возможно, даже уместно говорить о переходе массового общества на новую сугубо медийную стадию) и распространение новых медиа технологий (роторный пресс, радио, телевидение, интернет), то есть расширение аудитории и изобретение новых способов воздействия на нее, значительно повысили влияние манипуляций в обществе. Вместе с эффективностью возросла и актуальность массовых манипуляции. Тоталитарные режимы нацистской Германии и СССР во многом обязаны своим существованием перманентной работе «машины» пропаганды, базировавшейся на языковых манипуляциях. «Использование языка для подавления свободомыслия в обществе — явление из нашего недавнего прошлого, когда слово было превращено в опасную агрессивную силу, направленно меняющую человеческое сознание», - пишет об этом Н.Э. Гронская.
     Необычайно обострившаяся в 20 веке проблема манипуляций массовым сознанием находит отражение и в искусстве. Так в романах-антиутопиях (например, "Мы" Е. Замятина, "1984" Дж. Оруэлла) описываемые общества основаны на внушенной идеологии и манипуляциях общественным сознанием, а такие фильмы как "Дух времени" или "Хвост виляет собакой" наглядно демонстрируют, как легко манипулировать общественным мнением. В современном обществе манипулирование стало регулярной практикой и проникло практически во все сферы социальных отношений, включая межличностные, маркетинговые, политические и рекламные коммуникации.
     Таким образом, манипуляции можно считать исторически устоявшейся культурной практикой, позволяющей добиваться желаемых действий других людей. 
     Множество различных способов манипуляции, применяемых «в различных культурах и странах, как в прошлом, так и в настоящее время», объединяет использование возможностей основного средства человеческого взаимодействия – языка. В соответствии с предложенным выше определением манипуляции, под языковой манипуляцией в данной работе будет пониматься разновидность манипуляции, осуществляемая путем отбора и использования в коммуникации ресурсов языка с учетом особенностей его устройства и функционирования. Иными словами, мы будем называть языковым манипулированием скрытное (неосознаваемое адресатом) применение адресантом возможностей языка для того, чтобы трансформировать когнитивно-психологическую систему адресата, навязать определенное представление о действительности, отношение к ее элементам и, в конечном итоге, изменить его поведение в интересах манипулятора.
     Большинство исследователей сходятся в том, что язык не является объективной формой описания. В статье «Язык как инструмент социальной власти» Р.М. Блакар замечает, что «каждый языковой элемент является очень сложным и чувствительным инструментом, на котором играет тот, кто пользуется языком», и добавляет, что «выбор слов и выражений является необычайно важным инструментом власти для структурирования той “действительности”, о которой идет речь». В отличие от четко определенных словарных значений слов, восприятию языковых конструкций сопутствует круг семантических значений, которые могут в большей или меньшей степени осознаваться носителями языка. «Все слова каждого языка – метафоры», - писал по этому поводу Маршалл Маклюэн. Вследствие этого, значения, сопутствующие используемым в речи словам, влияют на интерпретацию сообщения адресатом. То есть, даже при отсутствии у адресанта желания повлиять на реципиента, сам по себе способ описания навязывает воспринимающему некоторое видение, трактовку. При этом, интерпретация, на которую оказывает влияние вложенная в способ описания трактовка, остается продуктом субъективного переживания содержания, как целого сообщения, так и отдельных его элементов. 
     Таким образом, язык неоднозначен и манипулятивен по своей сути. Более того, ряд исследователей, в том числе О.С. Иссерс, придерживаются точки зрения, что «всякое использование языка предполагает воздействующий эффект», в силу того, что любой речевой акт – это передача с помощью языка некоторой информации, которая взаимодействует с картиной действительности адресата и, соответственно, влияет на его деятельность. В то же время, в данной работе языковая манипуляция будет выделяться из широкой категории речевого воздействия, частным случаем которого она является, по признаку сокрытия от адресата факта и истинных целей воздействия.
     Язык представляет манипулятору широкий спектр разнообразных средств и приемов воздействия на адресата, позволяя за счет импликатур, двусмысленностей, когнитивных операций, логико-риторических приемов и других завуалированных средств языковой манипуляции организовать эффективно влияющий на сознание текст таким образом, что факт влияния будет незаметен и трудно определим, а адресат сохранит иллюзию самостоятельности сделанных выводов. 
     Следует также отметить, что некоторые исследователи разделяют “позитивное” и “негативное” манипулирование, в зависимости от того, кому манипуляция приносит благо – манипулируемому (как, например, на приеме у врача или на уроке в школе) или манипулятору. Однако, в данной работе, посвящённой исследованию самих методов манипуляции, этическая составляющая процесса рассматриваться не будет.
     Таким образом, в данном разделе были проанализированы феномены манипуляции и языковой манипуляции, описаны их отличительные признаки и характеристики, предложены дефиниции ключевых терминов исследования, обозначены способствующие манипуляциям историко-культурный и социальный фоны, разграничены феномены речевого воздействия и языковой манипуляции и продемонстрированы использующиеся в целях манипулятивного воздействия особенности языка.
1.2 Механизмы языковой коммуникации

     Охарактеризовав феномен языковой манипуляции на уровне дефиниции и выделения существенных признаков, необходимо сформировать аппарат описания процесса манипуляции, который, с одной стороны, позволил бы проводить анализ конкретных примеров языковой манипуляции, а, с другой, представлял бы общую модель реализации манипулятивного воздействия посредством языка. Для этого требуется проанализировать связь языка и сознания, описать ряд существенных в контексте проведения языковой манипуляции особенностей и эффектов восприятия речи, рассмотреть когнитивные, психологические и психолингвистические механизмы, позволяющие реализовывать языковое манипулятивное воздействие, и выяснить, каким образом воплощается интенция манипулятора влиять на манипулируемого.
     Выяснение связи человеческого мышления и языка является центральной проблемой философии языка и теоретического языкознания с момента их возникновения. Тем не менее, в настоящее время у исследователей нет однозначного понимания характера этой связи. За последние два века был высказан ряд гипотез, которые можно расположить между двумя полюсами противоположных позиций: от отрицания непосредственной связи между языком и мышлением (Ф.Э. Бенеке) до утверждения их прямой тождественности (Ф.Д. Шлейермахер). Так часть исследователей (В. Гумбольдт, Ф. де Соссюр, Л. Блумфильд и другие), заявляли о роли языка как формирующего мысль органа, их оппоненты, в свою очередь, указывали, что творческое мышление возможно и без вербального выражения.  В настоящее время большинство исследователей сходятся в том, что кроме связанной с языком словесно-логической, присутствуют и иные формы мышления (практически.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Очень удобно то, что делают все "под ключ". Это лучшие репетиторы, которые помогут во всех учебных вопросах.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Наши преимущества:

Экспресс сроки (возможен экспресс-заказ за 1 сутки)
Учет всех пожеланий и требований каждого клиента
Онлай работа по всей России

По вопросам сотрудничества

По вопросам сотрудничества размещения баннеров на сайте обращайтесь по контактному телефону в г. Москве 8 (495) 642-47-44