VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Самозащита гражданских прав в рамках договорных отношений

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: R000559
Тема: Самозащита гражданских прав в рамках договорных отношений
Содержание
    
    Дипломная работа на тему: «Самозащита гражданских прав в рамках договорных отношений» 
    

     Введение
     Защита гражданских прав человека в Российской Федерации является одной из основных проблем в гражданском законодательстве. Хотя в ст. 12 Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) закреплены способы защиты гражданских прав, но они, к сожалению, применяются не всегда и не в полной мере. 
     В рамках развития гражданского общества и правового государства мы считаем, что в современном социуме особую роль приобретает необходимость защиты гражданских прав и самозащиты гражданских прав как способа защиты гражданских прав. 
     Законодательная история института самозащиты права уходит глубоко в прошлое. Так, например, вопросам самозащиты права были посвящены некоторые статьи Русской правды. Сама самозащита рассматривалась первоначально в форме обычая кровной мести, который создавался для восстановления нарушенных прав. Самозащита не была ограничена никакими рамками: пределы действий, необходимых для пресечения нарушения, представляли в некотором роде реализацию принципа Талиона – «око за око, зуб за зуб». 
     Укрепление государственной власти, модернизация общественных отношений привели к тому, что институт самозащиты права приобретает четкое законодательное регулирование в ряде нормативных правовых актах (Судебник 1497 г., Судебник 1550 г., Соборное уложение 1649 г.), а кровная месть упраздняется. 
     Важное место в процессе формирования института самозащиты сыграл Свод законов Российской империи. Статья 690 т. X данного Свода говорит следующее: «Всякое самоуправство по имуществам, хотя бы они состояли в незаконном владении, строго воспрещается». В качестве примечания указывалось, что «законная оборона от насилия» не считается самоуправством, если она не выходит из пределов, установленных законом. При этом в ст. 691 указывалось, что каждый гражданин может отыскивать свое имущество, находящееся в чужом «неправильном» владении через суд, что существенно ограничивало возможности самозащиты права.1
     Что касается воззрений дореволюционных цивилистов (Д.И. Мейер, К.Н. Анненков, В.И. Синайский), то они полагали, что самозащита возможна только в качестве самовольного отражения некоторого внешнего насилия (иначе говоря – необходимой обороны и действиями в состоянии крайней необходимости); восстановления нарушенных прав. При этом реализация самозащиты, по мнению ученых, должна была выстраиваться только в тех формах, которые были обозначены в законодательстве.2 
     Достаточно интересную позицию по проблеме самозащиты права высказал в начале XX в. А.М. Винавер, представивший понятие «самопомощь», понимаемый как отдельный институт права, регулирующий правоотношения по поводу действий гражданина в исключительных ситуациях, «когда власть не может протянуть руку помощи и защиты», то гражданин может самостоятельно, используя свои силы «преодолеть всякое противодействие, оказываемое кем-либо осуществлению его субъективного права». Понятие «самопомощь» А.М. Винавер разделил на самозащиту (которая, в свою очередь, по мнению ученого, разделяется на необходимую оборону и крайнюю необходимость) и дозволенное самоуправство. Дозволенным самоуправством А.М. Винавер считал «восстановление собственными силами, без обращения к органам власти, нарушенного уже фактического положения вещей путем возвращения к состоянию, соответствующему смыслу данного субъективного права».3 
     Серьезные исследования проблемы самозащиты права начались в 50–70-хх гг. XX в. Это было вызвано, во-первых, усложнением общественных отношений; во-вторых, законодательным закреплением способов самозащиты права в ст. 448 и ст. 449 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. 
     Законодательное закрепление некоторых основ института дало возможность начать широкую теоретическую дискуссию по вопросам возможности применения самозащиты права, и, следовательно, пределов необходимой обороны, применяемой в рамках самозащиты.
     Исходя из этого, объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления самозащиты гражданских прав в договорных отношениях.
     Предметом исследования выступают нормы гражданского законодательства, направленные на регулирование самозащиты гражданских прав в договорных отношениях, а также практика их применения.
     Цель дипломной работы заключается в обзоре правовых аспектов самозащиты гражданских прав в договорных отношениях.
     Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:
     1. Определить сущность и содержание самозащиты гражданских прав в РФ
     2. Рассмотреть юридическую природу самозащиты в договорных отношениях.
     3. Исследовать меры самозащиты гражданских прав в рамках договорных отношениях
     4. Дать характеристику мерам самозащиты предупредительного характера
     5. Рассмотреть односторонний отказ от договора как мера самозащиты гражданских прав
     6. Дать характеристику мерам самозащиты , направленным на стимулирование исполнения обязательства;
     7. Выявить способы защиты прав при неисполнении договорных обязательств.
     Последовательность решения задач дипломной работы определила следующую структуру: введение, три главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и список литературы.
     Защита гражданских прав человека в Российской Федерации является одной из основных проблем в гражданском законодательстве. Хотя в ст. 12 Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) закреплены способы защиты гражданских прав, но они, к сожалению, применяются не всегда и не в полной мере. 
     В рамках развития гражданского общества и правового государства мы считаем, что в современном социуме особую роль приобретает необходимость защиты гражданских прав и самозащиты гражданских прав как способа защиты гражданских прав. 
     Законодательная история института самозащиты права уходит глубоко в прошлое. Так, например, вопросам самозащиты права были посвящены некоторые статьи Русской правды. Сама самозащита рассматривалась первоначально в форме обычая кровной мести, который создавался для восстановления нарушенных прав. Самозащита не была ограничена никакими рамками: пределы действий, необходимых для пресечения нарушения, представляли в некотором роде реализацию принципа Талиона – «око за око, зуб за зуб». 
     Укрепление государственной власти, модернизация общественных отношений привели к тому, что институт самозащиты права приобретает четкое законодательное регулирование в ряде нормативных правовых актах (Судебник 1497 г., Судебник 1550 г., Соборное уложение 1649 г.), а кровная месть упраздняется. 
     Важное место в процессе формирования института самозащиты сыграл Свод законов Российской империи. Статья 690 т. X данного Свода говорит следующее: «Всякое самоуправство по имуществам, хотя бы они состояли в незаконном владении, строго воспрещается». В качестве примечания указывалось, что «законная оборона от насилия» не считается самоуправством, если она не выходит из пределов, установленных законом. При этом в ст. 691 указывалось, что каждый гражданин может отыскивать свое имущество, находящееся в чужом «неправильном» владении через суд, что существенно ограничивало возможности самозащиты права.4
     Что касается воззрений дореволюционных цивилистов (Д.И. Мейер, К.Н. Анненков, В.И. Синайский), то они полагали, что самозащита возможна только в качестве самовольного отражения некоторого внешнего насилия (иначе говоря – необходимой обороны и действиями в состоянии крайней необходимости); восстановления нарушенных прав. При этом реализация самозащиты, по мнению ученых, должна была выстраиваться только в тех формах, которые были обозначены в законодательстве.5 
     Достаточно интересную позицию по проблеме самозащиты права высказал в начале XX в. А.М. Винавер, представивший понятие «самопомощь», понимаемый как отдельный институт права, регулирующий правоотношения по поводу действий гражданина в исключительных ситуациях, «когда власть не может протянуть руку помощи и защиты», то гражданин может самостоятельно, используя свои силы «преодолеть всякое противодействие, оказываемое кем-либо осуществлению его субъективного права». Понятие «самопомощь» А.М. Винавер разделил на самозащиту (которая, в свою очередь, по мнению ученого, разделяется на необходимую оборону и крайнюю необходимость) и дозволенное самоуправство. Дозволенным самоуправством А.М. Винавер считал «восстановление собственными силами, без обращения к органам власти, нарушенного уже фактического положения вещей путем возвращения к состоянию, соответствующему смыслу данного субъективного права».6 
     Серьезные исследования проблемы самозащиты права начались в 50–70-хх гг. XX в. Это было вызвано, во-первых, усложнением общественных отношений; во-вторых, законодательным закреплением способов самозащиты права в ст. 448 и ст. 449 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. 
     Законодательное закрепление некоторых основ института дало возможность начать широкую теоретическую дискуссию по вопросам возможности применения самозащиты права, и, следовательно, пределов необходимой обороны, применяемой в рамках самозащиты.
     Исходя из этого, объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления самозащиты гражданских прав в договорных отношениях.
     Предметом исследования выступают нормы гражданского законодательства, направленные на регулирование самозащиты гражданских прав в договорных отношениях, а также практика их применения.
     Цель дипломной работы заключается в обзоре правовых аспектов самозащиты гражданских прав в договорных отношениях.
     Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:
     8. Определить сущность и содержание самозащиты гражданских прав в РФ
     9. Рассмотреть юридическую природу самозащиты в договорных отношениях.
     10. Исследовать меры самозащиты гражданских прав в рамках договорных отношениях
     11. Дать характеристику мерам самозащиты предупредительного характера
     12. Рассмотреть односторонний отказ от договора как мера самозащиты гражданских прав
     13. Дать характеристику мерам самозащиты , направленным на стимулирование исполнения обязательства;
     14. Выявить способы защиты прав при неисполнении договорных обязательств.
     Последовательность решения задач дипломной работы определила следующую структуру: введение, три главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и список литературы.
     
     
Глава 1. Обзор правовых аспектов самозащиты гражданских прав в договорных отношениях
1.1. Сущность и содержание самозащиты гражданских прав в РФ
     Защита  гражданских  прав  осуществляется  определенными  способами, перечень  которых  дается  в  статье  12  ГК  РФ.  Самозащита  включена законодателем  в  перечень  способов  защиты  гражданских  прав,  однако  в научной  литературе  на  сегодняшний  день  сформировалась  единая  позиция ученых, согласно которой самозащита – это форма, а не способ защиты. 
     Поскольку  самозащита  –  это  субинститут  в  рамках  более  широкого понятия – защиты гражданских прав7, соответственно и самозащита должна осуществляться своими, только ей присущими способами. В этой связи правильным,  на  наш  взгляд,  представляется  довод  Е.Е.  Богдановой,  согласно которому  следует  вместо  «самозащита  гражданских  прав»,  в  статье  12  ГК употребить словосочетание - «способы самозащиты гражданских прав»8.
     Вопрос  о  том,  какими  способами  может  осуществляться  самозащита,  в современном  российском  гражданском  праве  остается  открытым,  единой позиции среди ученых по этому поводу не выработано. Это связано с тем, что в Гражданском кодексе РФ нет легального определения понятия самозащиты, в статье 14 лишь сказано: «Допускается самозащита гражданских прав». В связи с  этим,  в  научной  литературе  сложилось  две  позиции  ее  понимания  –  «в широком» и «узком смысле».
     Следует  отметить,  что  основоположником  учения  о  самозащите,  и  ее сторонником  в  «узком  смысле  слова»,  являлся  ученый-цивилист  советского периода  В.П.  Грибанов,  который  обосновывал,  что  самозащита  возможна только в абсолютных, внедоговорных отношениях, и может иметь место только в ситуациях, когда есть опасность и наличность посягательства, и отсутствует возможность обратиться за помощью в юрисдикционные органы. К способам самозащиты  он  относил  –  необходимую  оборону,  крайнюю  необходимость  и меры превентивно-предупредительного характера (устройство замков, запоров, охранной  сигнализации).9  Эти  традиционные,  общепризнанные  в теории  гражданского  права  способы  самозащиты  во  внедоговорных отношениях признаются большинством ученых и в современный период. 
     Вместе с тем, обращение к дореволюционной цивилистике, показывает, что  в  период  рассмотрения  проекта  Гражданского  уложения  Российской Империи,  рассматривался  и  активно  обсуждался  вопрос  о  закреплении  в российском законодательстве еще одного способа самозащиты, так называемой «самопомощи». 
     Так,  институт  самозащиты  в  проекте  Гражданского  уложения  был представлен  тремя  статьями,  которые  были  помещены  в  главу  о  способах охранения  прав.  Статьи  99  и  100  были  посвящены  необходимой  обороне,  и, соответственно, крайней необходимости. Статья 101 Проекта регламентировала право самопомощи.
     В  качестве  условия  правомерности  самопомощи  Проект  устанавливал невозможность получения своевременной помощи от властных органов. 
     Данные  положения  Проекта  Уложения  активно  обсуждались современниками,  среди  которых  не  было  единства  взглядов  относительно способов,  которыми  должна  осуществляться  самозащита.  Большинством правоведов  традиционно  включались  в  число  способов  самозащиты необходимая  оборона  и  крайняя  необходимость.  Что  касается  других, возможных  способов,  их  мнения  расходились.  В  частности,  некоторые настаивали  на  законодательном  закреплении  самопомощи,  под  которой  ими понималось разрешенное или дозволенное самоуправство. 
     Большинство ученых того периода с большой долей сомнения относилось к  введению  в  гражданский  оборот  самопомощи.  Трудно  не  согласиться  с мнением известного дореволюционного цивилиста Е.В. Васьковского, который отмечал: «Самопомощь – крайне неверное и недостаточное средство. Гораздо надежнее  и  безопаснее  другой  путь:  прибегнуть  к  помощи  государства».10  Аналогичную  позицию  занимал  еще  один  исследователь  того  времени Ю.С.  Гамбаров.11  В  свою  очередь,  обсуждая  вопрос  о  включении  в проект российского Гражданского уложения норм о самозащите и самопомощи, В.И.  Синайский  предостерегал:  «Не  следует,  однако,  упускать  из  внимания культурности  общества,  высоты  его  правосознания,  глубины  правового чувства,  ибо  внесудебная  защита  в  недостаточно  благополучных  условиях грозит нарушением высшего блага - социального мира».12 Эту мысль он высказывал неоднократно в различных своих трудах. 
     Проекту  Гражданского  уложения  не  суждено  было  стать  действующим законом, поэтому в российском законодательстве самопомощь так и не нашла официального  закрепления.  Однако  в  качестве  самостоятельного  способа  она существовала  в  некоторых  других  законопорядках,  например,  в  Германском гражданском  уложении  1900  года. 13
     В  трудах  некоторых  немецких  юристов  подчеркивается,  что  в cовременной  юридической  практике  данная  норма  практически  не применялась, хотя и исследовалась в доктрине.14
     Как отмечают М.С. Кораблева М.С. и С.В. Сарбаш, ссылаясь на лекции известного немецкого ученого доктора Георга Шварца, прочитанные в октябре 1996  года  в  Торгово-промышленной  палате  России,  в  Германии  прибегали  к этой норме в крайнем cлучае, «самопомощь» рассматривалась скорее в целях образования,  случаи  ее  применения  фактически  сведены  на  нет.  Это объясняется  тем,  что  гражданский  процесс  в  Германии  является  очень мобильным,  позволяющим  получить  судебную  помощь  практически  в  любой день  и  час,  даже  в  воскресенье.  Такая  cудебная  помощь  осуществляется  в рамках так называемого «cкоростного процесса». В современной Германии, по свидетельству  практиков,  почти  в  любое  время,  есть  возможность  быстро получить  судебную  помощь.  Гражданско-процессуальное  законодательство  позволяет в течение двух часов добиться вынесения предварительного решения (дело  рассматривается  одним  cудьей  единолично),  после  чего  cудебный исполнитель,  основываясь  на  вынесенном  судебном  решении,  осуществляет изъятие  вещи  или  задержание  лица.  Поэтому  в  Германии  нет  необходимости лицу,  чье  право  нарушено,  в  подобных  случаях  прибегать  к  cамопомощи,  к непосредственным действиям фактического порядка. Это cделано специально, чтобы граждане как можно реже прибегали к самозащите, так как на практике очень сложно  не превысить пределы ее осуществления, не выйти за пределы дозволенного,  совершить  наказуемые  самоуправные  действия.  Причем,  что интересно,  сама  норма  уложения  осталась  неизменной,  просто  она  перестала применяться.  Таким  образом,  развитие  судебной  системы,  гражданско-процессуального законодательства, негативное отношение немецких юристов к силовым  методам  привело  к  практической  нейтрализации  института самопомощи.  Данные  обстоятельства  свидетельствует  об опасности слишком широкого толкования понятия самозащиты. 
     Обратиться  к  истории  формирования  этого  способа  самозащиты  нас побудило принятое 16 ноября 2010 года Постановление президиума ВАС РФ № 8263/10  по  делу  3А33-13956/2009,  в  соответствии  с  которым  собственник имущества,  на  котором  самовольно  установлена  рекламная  конструкция, вправе самостоятельно демонтировать ее во внесудебном порядке, что является самозащитой им его гражданских прав. Как указал высший Арбитражный Суд, принятия соответствующего решения суда в этом случае не требуется.15
     До поcледнего времени в cудебной практике господcтвовал иной подход. Cуды в основном, исходили из системного толкования п. п. 10, 21 и 22 cт. 19 Закона о рекламе: принудительный демонтаж рекламной конструкции может быть  осуществлен  только  на  основании  решения  cуда  (арбитражного  суда). 
     Внеcудебный  принудительный  демонтаж  рекламной  конструкции  в большинстве cлучаев признавался незаконным.
     Таким  образом,  если  суд  предлагает  собственнику  имущества самовольно, без решения суда, производить демонтаж рекламной конструкции,  расценивая такие действия как самозащиту, возникает вполне резонный вопрос, о каком способе самозащиты идет речь? 
     Этот  случай  относится  к  внедоговорным  отношениям.  Как  видим, действия  собственника,  самостоятельно  демонтировавшего  рекламную конструкцию,  не  подпадают  под  понятие  необходимой  обороны  или  крайней необходимости.  Очевидно,  в  данной  ситуации  суд  ориентирует  участников гражданского  оборота  на  применение  такого  способа  самозащиты,  как «cамопомощь» или по-другому, «дозволенное cамоуправство». 
     Как уже было отмечено, еще при разработке Гражданского уложения этот способ  отвергался  большинством  российских  правоведов,  поскольку  такие действия  очень  близко  граничат  с  наказуемым  в  уголовном  порядке самоуправством,  на  практике  очень  сложно  не  превысить  пределы  ее осуществления, не выйти за пределы дозволенного. Не cлучайно в настоящее время  прослеживается  тенденция  (и  в  мире  и  в  нашем  уголовном законодательстве),  что  всеми  допустимыми  cредствами  можно  защищать личность,  жизнь  и  здоровье.  Что  касается  имущества,  cамозащита  возмoжна только  тогда,  когда  есть  опаcность  и  наличность  поcягательства,  когда  нет возможности  обратиться  за  защитой  в  соответствующие  государственные органы,  иначе  велика  опасность  столкнуться  с  массовыми  проявлениями cамоуправных действий. 
     В этом плане представляет интерес исследование А.В. Куделина, который занимался  изучением  института  самозащиты  в  праве  Англии  и  США.  Он приходит  к  выводу,  что  постепенно  на  западе,  где  институт  самозащиты существует давно, наблюдается тенденция к его сокращению.  
     Один  из современных  исследователей  этого  гражданско-правового  института  Э.Л. Страунинга,  справедливо  подметил:  «В  правовой  политике  всего  мира наблюдается закономерность: чем слабее государственная власть, чем меньше ее  авторитет,  -  тем  более  широкие  права  по  защите  нарушенных  интересов государство  делегирует  своим  гражданам.  В  основном  это  происходит  путем расширения пределов такой защиты и вызвано неспособностью государства в подобных  условиях  надлежащим  образом  осуществлять  свои  функции.16
     Под самозащитой следует понимать комплекс мер, направленных, с одной стороны на поддержание существующего правового режима и препятствование произвольному нарушению данного режима, а с другой – принятие мер в целях восстановления нарушенного положения. 
     Самозащита гражданских прав отличается от иных форм защиты только тем, что меры по самозащите принимает само лицо, претерпевшее страдания, вызванные нарушением права.
     Институт самозащиты является новым элементом в правовом механизме конституционной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Как отмечают исследователи, по своему содержанию право граждан на самозащиту носит обеспечительный характер в конституционном механизме защиты прав и свобод, которые реализуются при неисполнении либо недостаточном исполнении государством обязанности по обеспечению и охране прав и свобод, личности.
     Возникновение права на самозащиту связано с нарушением либо угрозой такого нарушения субъективных прав и свобод граждан, то есть ей предшествуют противоправные действия со стороны другого лица, а также в случаях, когда государство должным образом не обеспечивает защиту прав и свобод человека и гражданина. Однако, при этом необходимо соблюдать пределы осуществления права на самозащиту, которые в общем виде отражены в норме ч. 3' ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
     Достаточно подробным образом понятие «самозащиты» обосновал В.П. Грибанов. Самозащита, считал В.П. Грибанов, представляет собой «совершение управомоченным лицом дозволенных действий фактического порядка, направленных на охрану личных или имущественных прав и интересов».17 В рамках самозащиты права ученый рассматривал меры превентивного характера, используемые собственником охраны имущественных прав. К таким мерам В.П. Грибанов относил необходимые меры охраны имущества, которые предусматривались в качестве действий, направленных на предотвращение отдельных антиобщественных явлений (к таким, например, относились кража, грабеж, хищение).18 В рамках реализации этих мер охрана имущества должна осуществляться в соответствии с требованиями законодательства и человеческого общежития.
     Способами самозащиты, по мнению В.П. Грибанова, были необходимая оборона и крайняя необходимость. 
     Ученый справедливо отмечает, что понятие необходимой обороны содержится в уголовном и гражданском праве. Хотя в гражданском праве дефиниция необходимой обороны дается шире, чем в уголовном законодательстве. К необходимой обороне, по мнению ученого, относятся действия, подпадающие под признаки состава преступления, а также те действия, которые не подпадают под данные признаки. Условиями необходимой обороны в гражданском праве являются: 
1. действительность (реальность) угрозы, 
2. наличность и противоправность.19
     Действительность (реальность) угрозы означает, что нападение имеет место быть. Наличность означает, что нападение уже началось или возможно осуществиться. Противоправность – общественно опасное действие, то есть именно то действие, которое подпадает под признаки состава преступления.20 
     Еще одним способом самозащиты В.П. Грибанов рассматривал крайнюю необходимость, то есть действия, предпринимаемые лицом для устранения опасности государства, общественным интересам, личности или правам данного лица, если данная опасность не могла быть устранена никакими иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред. По мнению В.П. Грибанова, крайняя необходимость имеет некоторые сходства с необходимой обороной, но, при этом «весьма существенно отличается от последней». Сходство этих двух способов самозащиты в том, что и при крайней необходимости, и при необходимой обороне лицо осуществляет не только защиту своих личных прав, но и интересов государства и общества. Однако при крайней необходимости вред наступает вследствие стихийных бедствий, неисправности механизмов, болезней, в том числе и преступных действий лица (в качестве примера ученый указывал применение крайне необходимых мер в случае нанесения тяжелого ранения гражданину).21 
     В.П. Грибанов отмечал, что крайняя необходимость отличается от необходимой обороны по своему субъектному составу: при необходимой обороне защищающимся может быть только гражданин, а при крайней необходимости субъектом может стать и представитель организации («так, при причинении убытков, относящихся к общей аварии, капитан, распорядившийся выбросить груз за борт, действует не от своего собственного имени, а как представитель судовладельца, на которого впоследствии падает и часть убытков, соответствующих стоимости судна»22); по-разному решается вопрос субъекта, которому причиняется вред (при необходимой обороне вред причиняется нападающему, а при крайней необходимости – некоторому третьему лицу). 
     Несколько иное мнение по вопросу самозащиты представляет А.М. Эрделевский. Он считает, что самозащита не является самостоятельным способом защиты права, а представляет собой особый порядок реализации права («статье 14 ГК правильнее было бы находиться в составе ст. 11 ГК, при этом саму ст. 11 ГК следовало бы именовать «Порядок защиты гражданских прав»).23
     Стоит отметить, что сегодняшнее использование самозащиты права наталкивается на наличие некоторых законодательных пробелов, а также на широкую теоретическую дискуссию, которая, на наш взгляд, была вызвана наличием этих пробелов в праве. В современном государстве, стремящемся к построению правового государства и гражданского общества, необходимо деятельное и серьезное формирование института самозащиты, не допускающее законодательных пробелов и черных дыр. Для устранения данных недостатков мы предлагаем внести в ст. 14 ГК РФ расширенное понятие «самозащиты», предложенное В.П. Грибановым («совершение управомоченным лицом дозволенных действий фактического порядка, направленных на охрану личных или имущественных прав и интересов»).
     Таким  образом,  поскольку  в  нашем  законодательстве  нет  понятия самозащиты и не закреплены способы ее осуществления, вполне имеет право на существование и тот способ, который предложен в постановлении Президиума ВАС  РФ,  который,  по  нашему  мнению,  должен  квалифицироваться  как «самопомощь» или «дозволенное самоуправство». 
     Представляется,  что  к  правильному  выводу  приходит  А.В.  Коновалов, являющегося сторонником самозащиты в узком смысле слова: «Право на иск является  результатом  развития  социального  быта,  необходимым  следствием запрета  самопомощи».24  Государство,  требуя  лояльности  от  своих граждан, обязано обеспечить им установленные законом права и защиту, как на собственной территории, так и за рубежом.25 Недопуcтимость защиты гражданского  права  сoбcтвенными  cилами  того,  кто  в  защите  нуждается,  это законoмерный процесс эвoлюции.
     
     . 
     1.2. Юридическая природа самозащиты в договорных отношениях
     Способы самозащиты и условия ее реализации в договорных отношениях могут быть установлены договором. Однако на сегодняшний день в нашем законодательстве нет четких правовых гарантий и императивного определения границ их применения. В законе лишь указывается, что самозащита должна быть соразмерна характеру и степени нарушения.26 Так, на практике нередко возникают сложности в определении границ осуществления права на самозащиту.
     По мнению Мозолиной В.П., Малеиной М.Н. для признания самозащиты правомерной необходимо, чтобы при ее осуществлении были соблюдены следующие условия: 
     1) субъектом самостоятельно защищается свое действительное, а не предполагаемое право; 
     2) способы самозащиты не выходят за пределы действий, необходимых для пресечения нарушения.27
     Однако сам действующий Гражданский кодекс определяет лишь то, что способы самозащиты-должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Очевидно, что толкование данного положения будет весьма субъективным и различаться в зависимости от интересов субъекта. Однако такое разнообразие положений не допустимо, поскольку приведет к нарушению прав субъектов. 
     Иногда способы самозащиты могут быть предусмотрены напрямую в Законе. Интересным в таком случае представляется решение суда по следующему делу. Заместитель прокурора Ростовской области обратился в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ОАО "Ростовэнерго" в лице его филиала "Западные электрические сети" и ОАО АК СБ РФ в лице Шахтинского отделения № 250 о признании недействительным пункта 2.8 договора, заключенного ответчиками. 
     Решением суда признано недействительным положение договора, предусматривающее отказ банка в принятии от плательщика оплаты основной задолженности при несогласии плательщика уплатить пени. 
     Решение мотивировано тем, что договор в указанной части ущемляет права потребителей и в силу ст. 16 ФЗ "О защите прав потребителей" является недействительным. Как следует из материалов дела, между ответчиками заключен договор приема платежей от населения. Как следует из протокола разногласий к договору, стороны по договору дополнительно включили в него пункт 2.8, предусматривающий, что банк не принимает от абонентов ОАО "Ростовэнерго" плату по основной задолженности, если абонент отказывается уплатить пени. 
     Таким образом, как отмечено в решении суда, энергоснабжающая организация в указанном пункте договора избрала способом защиты своего права на своевременное получение абонентской платы самозащиту гражданского права, при этом искусственно продлевая период, когда на сумму долга могут начисляться проценты. 
     Таким образом, указанное положение договора противоречит ст. 14 ГК РФ, а также ст. 544 ГК РФ и нормам главы 22 ГК РФ, согласно которым исполнение потребителем энергии обязательства по оплате является его обязанностью, и кредитор не может отказаться от принятия исполнения основного обязательства, продолжая при этом применять меры ответственности за его несвоевременное исполнение. 
     Сохранение в договоре оспариваемого условия создает предпосылки для нарушения законных интересов неопределенного круга лиц, что достаточно для обращения в суд и без реального наступления негативных последствий.28 
     По другому делу судом был сделан вывод о том, что ответчик, применив самозащиту гражданского права в форме удержания двух полувагонов и вагона, совершил это неправомерно, что выходит за пределы действий, необходимых для его применения. В объяснение этому судом было указано, что п. 9.16 договора при неоплате истцом транспортных услуг не представляет ответчику права на удержание вагонов, и несоразмерен нарушению. Следовательно, на применение отдельного способа самозащиты должно быть четкое указание в договоре.29
     Особого внимания заслуживает вопрос о правомерности самозащиты в рамках договора банковского счета. Так, особенно остро наблюдается проблема, связанная с расторжением данных договоров. В частности, речь идет- о- тех случаях, когда клиент открыл банковский счет, получил к нему банковскую карту и через некоторое время использовал весь (или почти весь) остаток на счету, а про карту забыл. Данная ситуация весьма распространена при выдаче карт в рамках зарплатных проектов: после увольнения сотрудников с предприятия отнюдь не все продолжают пользоваться картами в повседневной жизни. Можно привести несколько примеров, но результат один - при увеличении объема эмиссии банковских карт количество неработающих счетов также увеличивается. С такими клиентами - владельцами неработающих счетов достаточно сложно как-то связаться, а уговорить явиться в банк и написать заявление на расторжение договора вовсе нереально. Вот и получается такая ситуация, что безукоризненное следование букве закона имеет свои издержки в форме тысяч счетов, раздувающих баланс банка, искажающих отчетность, но закрыть такие счета нельзя.
     На наш взгляд, есть выход из этой ситуации, отличающийся от простого закрытия счетов, осуществляемого с нарушением законодательства. 
     В договоре следует предусмотреть прекращение действия договора при наступлении определенного события, к каковым можно отнести такой юридический факт, как прекращение срока действия ^карточки. 
     Соответственно договор будет действителен в течение срока действия карточки, а также может быть пролонгированным на новый срок в случае ее перевыпуска. В тексте договора также следует указать, что перевыпуск карточек на новый срок осуществляется в том случае, если владелец счета за один календарный месяц до окончания срока действия карточки письменно не уведомил банк о своем желании прервать договор и при условии наличия на счете доступного остатка в сумме, достаточной для оплаты обслуживания карты на новый срок. Таким образом, клиент, забывший вовремя получить новую карточку, сможет в любое удобное для него время явиться в банк и получить новую карточку для беспрепятственного распоряжения денежными средствами на его счету. В случае, когда денежных средств для оплаты вознаграждения банка за обслуживание СКС недостаточно, карточка на новый срок не перевыпускается, договор банковского счета прекращает свое действие. В случае востребования клиентом остатка своих средств эти средства подлежат - выдаче согласно указаниям клиента. Прекращение действия договора в связи с истечением срока действия и отказом сторон от продления его на следующий срок является для банка основанием для закрытия счета клиента (п. 4 ст. 859 ГК РФ).30 
     Действия, направленные на самозащиту гражданских прав, кроме того, могут быть совершены не только при нарушении права субъекта, но и в случае угрозы данного нарушения права. Так, например, ООО "Ейский рынок" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю Я. о взыскании неосновательного обогащения, включающих арендную плату за пользование расположенным на территории рынка имуществом общества (киоском) без арендного договора в течение 59 дней и стоимость хранения в течение 365 суток товара ответчика в камере хранения общества. 
     Решением суда иск удовлетворен. Судебные инстанции признали правомерными действия общества по освобождению киоска от вещей предпринимателя и помещению их в камеру х.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Очень удобно то, что делают все "под ключ". Это лучшие репетиторы, которые помогут во всех учебных вопросах.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Нет времени для личного визита?

Оформляйте заявки через форму Бланк заказа и оплачивайте наши услуги через терминалы в салонах связи «Связной» и др. Платежи зачисляются мгновенно. Теперь возможна онлайн оплата! Сэкономьте Ваше время!

Сотрудничество с компаниями-партнерами

Предлагаем сотрудничество агентствам.
Если Вы не справляетесь с потоком заявок, предлагаем часть из них передавать на аутсорсинг по оптовым ценам. Оперативность, качество и индивидуальный подход гарантируются.