VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Проведение комплексного исследования уголовно-правового регулирования крайней необходимости и превышения ее пределов

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: K007915
Тема: Проведение комплексного исследования уголовно-правового регулирования крайней необходимости и превышения ее пределов
Содержание
4



                                                    СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

…………………………………………………

3

ГЛАВА 1

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА КРАЙНЕЙ НЕОБХО-ДИМОСТИ КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИС-КЛЮЧАЮЩЕГО ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

6

§ 1

Обстоятельство крайней необходимости в ис-тории отечественного уголовного законода-тельства……………………………………….

6

§ 2

Крайняя необходимость по уголовному зако-нодательству зарубежных стран………………..

10

§ 3

Понятие и место крайней необходимости в си-стеме обстоятельств, исключающих преступ-ность деяния…………………………………….

15

ГЛАВА 2

УСЛОВИЯ ПРАВОМЕРНОСТИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА ДЕЯНИЙ, СОВЕР-ШЕННЫХ В СОСТОЯНИИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ …………………………

18

§ 1

Основания и условия крайней необходимости ..

18

§ 2

Условия правомерности, характеризующие грозящую опасность ………………………….

21

§ 3

Условия правомерности, характеризующие причинение вреда при устранении грозящей опасности……………………………………….

27

ГЛАВА 3

ОТГРАНИЧЕНИЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИ-МОСТИ ОТ ИНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ИС-КЛЮЧАЮЩИХ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ..

33

§ 1

Отличие крайней необходимости от необходи-мой обороны…………………………………….

33

§ 2

Отличие крайней необходимости от иных об-стоятельств, исключающих преступность дея-ния………………………………………………..

35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

……………………………………………………

41

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ 
ЛИТЕРАТУРЫ





……………………………………………………

43


ВВЕДЕНИЕ



Актуальность темы исследования. В последние годы резко увеличилось количество ситуаций, как природного, так и техногенного характера, в результате которых оказывается негативное воздействие на население, создается угроза причинения вреда объектам, охраняемым уголовным законом. Принятие безотлагательных мер реагирования на указанные ситуации, даже вопреки интересов других лиц, общества и государства, лицом, зачастую является единственной возможностью сохранения жизни и здоровья. Техническое развитие общества, развитие производства и транспорта, осуществление опасных работ увеличивает вероятность наступления непреодолимых негативных последствий. В связи с чем, усиление правовой защиты граждан, оказавшихся в условиях действия непреодолимой силы, должно привлекать внимание исследователей, в том числе и в рамках уголовного права.

Как известно, предметом уголовно-правового регулирования, наряду с отношениями, возникающими при совершении преступлений, являются также отношения, возникновение которых связано с причинения уголовно значимого вреда при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния. Одним из таких обстоятельств является крайняя необходимость, предусмотренная статьей 39 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Стоит отметить, что, с момента принятия ныне действующего Уголовного Кодекса, статья 39 УК РФ ни разу не корректировалась, несмотря на постоянное изменение и дополнения иных норм уголовного законодательства. Однако, данный факт далеко не говорит об идеальности данной правовой нормы. 

Тот факт, что использование положений крайней необходимости в судебно-следственной практике встречается крайне редко, показывает наличие неполноты понимания исследуемого института правоприменителем.  Зачастую наличие обстоятельств крайней необходимости, игнорируется  правоприменителем, нередки также примеры ошибочной квалификации деяний, совершенных при превышении пределов крайней необходимости.

Таким образом, в настоящее время необходим комплексный теоретический анализ, целью которого будет являться выявление проблем института крайней необходимости и предложение возможных путей совершенствования данного уголовно-правового института.

Степень научной разработанности темы. Исследование обстоятельств, исключающих преступность деяния и крайней необходимости, как одного из таких обстоятельств  проводилось многими учеными-правоведами. Особенно можно отметить труды А.А. Арямова, Г.В. Бушуева, В.Н. Винокурова, Н.Д. Дурманова, В.Л. Зуева, Н.Г. Кадникова, В.Н. Козака, Н.В. Лысака, В.В. Меркурьева и др. Большинство исследований было проведено еще в советский и поссоветский период. Исследование крайней необходимости, как обстоятельства, исключающего преступность деяния в последнее десятилетие практически не проводилось.

Объект исследования образует совокупность общественных отношений, возникающих при наступлении обстоятельств, исключающих преступность деяния и их уголовно-правовом регулировании.

Предмет исследования представлен нормами уголовного законодательства, регулирующими общественные отношения, возникающие при наступлении обстоятельств крайней необходимости.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является проведение комплексного исследования уголовно-правового регулирования крайней необходимости и превышения ее пределов, а также место исследуемого института в системе иных обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Цель исследования предполагает решение следующих задач:

- проведение  анализа развития нормы о крайней необходимости в уголовного законодательстве;

- изучение и анализ зарубежного уголовного законодательства о крайней необходимости;

- определение понятия крайней необходимости и ее места в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния;

- проведение анализа условий правомерности крайней необходимости, а также ответственности за превышение ее пределов;

- проведение комплексного анализа иных обстоятельств, исключающих преступность деяния и их отличий от крайней необходимости.

Для решения указанных задач в работе использованы комплексный, системный и информационный подходы, а также общенаучные и частные методы познания, такие как системно-структурный, формально-логический, сравнительно-правовой.

Цель и задачи исследования определили структуру работы которая включает в себя введение, три главы, состоящие из восьми параграфов, заключение и список литературы.










ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩЕГО ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

§1. Обстоятельство крайней необходимости в истории отечественного уголовного законодательства



Зарождение и первоначальное становление нормы о крайней необходимости, как и большинства уголовно-правовых норм и институтов, происходило в досоветский период развития государства. Первое упоминание о крайней необходимости в отечественном законодательстве появляется в Соборном Уложении 1649 г. (гл. X, ст.ст. 282, 283), что стало результатом работы специально сформированного царем «Приказа князя Одоевского со товарищи», где говорилось о составлении проекта новых законов и создании «равного для всех правосудия». 

В Уложении исследовались обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, в том числе институт крайней нужды. В ст. 283 гл. Х «О суде» говорится: «а будет кто собаку убьет ручным боем, бороняся от себя, и ему за ту собаку цены не платить, и в вину ему того не ставити». 

С точки зрения действующего законодательства описанную ситуацию можно расценивать как крайнюю необходимость.  

«Воинский артикул», принятый в 1716 г. и содержащий в себе нормы только уголовного права, формулировал понятие преступления как действия, причиняющего вред, а также вводился сам термин «преступление» и новые условия, устраняющие и смягчающие уголовную ответственность: необходимая оборона и крайняя необходимость («нужда»). Положения о крайней необходимости нашли отражение в артикулах 123, 154, 180 и 195. Так, в артикуле 180 указывалось: «тако и с теми таким же образом поступать надлежит, когда у подданных дворы, бревна, заборы и прочее сломаны и сожжены или хлеб на поле отравлен, или потрачен будет, разве по необходимой нужде востребуется и на то позволится». Кража продуктов в случае, если она была малозначительной, признавалась в артикуле 195 действием, совершенным в условиях крайней необходимости (крайней голодной нужды). В «толковании» данного артикула указывалось, что «наказание воровства обыкновенно умаляется или весьма оставляется ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестные или питейные, или иное, что не великой цены украдет». 

По справедливому замечанию В.Н. Винокурова: «в артикулах имеются указания о ненаказуемости или смягчении наказания за совершение ряда действий под воздействием строго определенных факторов». 

В Уголовном уложении 1903 г. также встречаются нормы о крайней необходимости, так ст. 46 Уложения установлено: «Не почитается преступным деяние, учиненное для спасения жизни своей или другого лица от происшедшей вследствие угрозы, незаконного принуждения или иной причины опасности, в то самое время другим средством неотвратимой. При тех же условиях не почитается преступным и деяние, учиненное для ограждения здоровья, свободы, целомудрия или иного личного или имущественного блага, если учинивший имел достаточное основание считать причиняемый им вред маловажным сравнительно с охраняемым благом». Очевидно, что рассматриваемой нормой не только определяются объекты защиты при крайней необходимости, но и описываются условия устранения опасности. 

Следует согласиться с утверждением В.Н. Винокурова, что формулировка нормы о крайней необходимости в Уголовном уложении 1903 г. наиболее полно охватывала (законные) интересы человека, т.к. при решении вопроса о соразмерности вреда учитывалось мнение лица о важности оберегаемых и нарушаемых благ (субъективный критерий). 

Несомненно, формирование понятия крайней необходимости в отечественном уголовном праве было связано с развитием института преступления. Очевидным является, что в досоветский период под крайней необходимостью понималась «нужда», которая являлась одним из условий освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания за преступление. 

Важно отметить, что в одном из первых советских нормативных актов «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» в качестве обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, называлась только необходимая оборона (ст. 15). 

Впервые в послереволюционный период норма о крайней необходимости отражена в УК РСФСР 1922 г. В ст. 20 данного документа было установлено, что не подлежит наказанию уголовно наказуемое деяние, совершенное для спасения жизни, здоровья или иного личного или имущественного блага своего или другого лица от опасности, которая была неотвратима при данных обстоятельствах другими средствами, если причиненный при этом вред является менее важным по сравнению с охраняемым благом. 

Следующим этапом развития нормы о крайней необходимости можно считать Основы уголовного законодательства СССР: «При оценке правомерности действий, совершенных в состоянии крайней необходимости, учитываются характер и степень предотвращаемой опасности, реальность и близость ее наступления, фактические возможности лица по ее предотвращению, его душевное состояние в сложившейся ситуации, а также иные обстоятельства дела». 

Таким образом, очевидно, что по мере развития уголовного права расширялся круг лиц, объем благ и интересов, угроза которым создавала состояние крайней необходимости.

В заключение важно отметить, что законодательством советского периода выделялось два обстоятельства, исключающих преступность деяния: необходимая оборона и крайняя необходимость. 

По мнению правоведов, необходимо было расширить круг обстоятельств, исключающих преступность деяния. Инициатива ученых основывалась на жизненных реалиях, свидетельствующих о том, что в рамках имеющихся обстоятельств – крайней необходимости и необходимой обороны – стало невозможным разрешать возникающие ситуации. Это обусловило увеличение круга обстоятельств с 2 до 8 и появление нового названия для объединяющей их главы: «Обстоятельства, исключающие преступность деяния, поскольку предыдущее название – «Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния» – больше не могло дать общей характеристики для всех обстоятельств. 

Очевидно, что источники отечественного уголовного права, несмотря на несовершенство, оказали серьезное влияние на формирование современной нормы о крайней необходимости. 




§2. Крайняя необходимость по уголовному законодательству зарубежных стран



Социальная и юридическая природа крайней необходимости признана в уголовном праве развитых стран. Изучение нормативных материалов зарубежного законодательства позволяет согласиться с данным утверждением. 

Так, по уголовному законодательству Турции, Польши, Австрии, Молдовы и Грузии норма о крайней необходимости входит в группу обстоятельств, исключающих наказание. В англосаксонском праве она является основанием освобождения от юридической ответственности. 

В уголовных кодексах Швеции, Испании, Японии крайняя необходимость служит основанием освобождения от уголовной ответственности. Во Франции – это основание ненаступления уголовной ответственности. В УК Голландии «совершение правонарушения под воздействием силы» входит в главу, предусматривающую наряду с основаниями освобождения от уголовной ответственности и основание усиления уголовной ответственности (ст. 44 УК Голландии – «использование должностных обязанностей»). В УК Германии обстоятельства, исключающие преступность деяния выделены в отдельную главу «Необходимая оборона и крайняя необходимость». В УК Австрии крайняя необходимость входит в «Общие постановления» наряду с положениями о формах вины, юридической ошибке, соучастии и т.д. 

В уголовном законодательстве КНР и Кореи отсутствует четкая система обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. В УК Республики Корея крайняя необходимость входит в главу «Преступление», в УК КНР – в главу 2 «О преступлении». 

Напротив, в УК Швейцарии крайняя необходимость помещена в раздел «Правомерные действия», что придает анализируемому обстоятельству принципиально иную правовую сущность. Здесь крайняя необходимость изначально рассматривается как правомерное деяние, а не как обстоятельство или основание, освобождающее лицо от уголовной ответственности. 

О едином понимании правовой природы обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, свидетельствует тот факт, что известные уголовному закону той или иной страны обстоятельства в основном расположены в одной главе с крайней необходимостью. 

Польский, австрийский и белорусский законодатели сочли необходимым в одной главе с обстоятельствами, исключающими преступность деяния, закрепить норму об ошибке в таких обстоятельствах. Важность вопроса о значении ошибки при квалификации деяния бесспорна.

В Уголовном кодексе Польши наряду с юридической (ст. 30 УК Польши) и фактической ошибкой (ст. 28 УК Польши) отдельной нормой предусмотрена ошибка в обстоятельствах, исключающих неправомерное поведение (ст. 29 УК Польши). Согласно ст. 29 УК Польши не совершает преступления тот, кто совершает запрещенное деяние, заблуждаясь относительно обстоятельства, исключающего неправомерное поведение либо вину. Если же ошибка виновного не будет оправдана, суд может применить чрезвычайное смягчение наказания. 

В отличие от польского законодательства, УК Австрии не только указывает на форму вины, но и подчеркивает, что ответственность возможна только в случае прямого указания на это в законе. Так, в § 8 УК Австрии говорится: «Всякий, кто ошибочно воспринимает обстоятельства дела, предполагая, что противоправность поступка исключается, не может понести наказание за совершение умышленного деяния. Он может быть наказан за совершение неосторожного деяния, если его заблуждение основывается на неосторожности и это неосторожное деяние запрещено под угрозой наказания». Из данной нормы следует, что лицо, действующее под влиянием ошибочного представления об обстоятельстве дела, действует по неосторожности. Излишним, на наш взгляд, является повторное указание на ошибочное восприятие обстоятельства в самой норме о крайней необходимости, в соответствии с которой «лицо наказывается за неосторожное преступление, если оно ошибочно восприняло обстоятельства, при которых его деяние было бы невиновным, если это деяние уголовно наказуемо как неосторожное» (ч. 2 § 10 УК Австрии). 

Особенность УК Франции заключается в том, что основанием освобождения от ответственности является только юридическая ошибка. В ст. 122-3 закреплено: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, представившее доказательства того, что в силу ошибки относительно права, которой оно не могло избежать, оно полагало, что имеет законное основание совершить действие». 

Норма об ошибке предусмотрена также Общей частью уголовных кодексов Испании, ФРГ, Швейцарии. Стоит отметить, что в действующем УК России в нормах об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, отсутствует положение об ошибке. Более того, нет в нем и общей нормы, закрепляющей юридическую и фактическую ошибки, хотя в теории уголовного права институт ошибки достаточно разработан. 

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотренные УК Таджикистана, по названию и месторасположению в главе совпадают с УК РФ. 

В уголовном праве Китая крайняя необходимость понимается как «экстренные действия по предотвращению опасности». В соответствии со ст. 21 УК КНР экстренные действия, вынужденно предпринятые для предотвращения опасности, грозившей государственным, общественным интересам, самой личности и прочим лицам, их собственности и другим правам, если они нанесли ущерб, не подлежат уголовной ответственности. 

Наиболее полное понятие о крайней необходимости содержится в уголовно-правовой норме польского законодательства. Согласно ст. 26 УК Польши не совершает преступления тот, кто действует с целью предотвращения непосредственной опасности, угрожающей какому-либо благу, охраняемому правом, если опасности невозможно было избежать иным способом, а благо, принесенное в жертву, имеет ценность меньшую, чем спасенное. 

Своеобразной является регламентация крайней необходимости в УК ФРГ. Законом предусматриваются два вида необходимости: правомерная крайняя необходимость (§ 34 УК ФРГ) и крайняя необходимость, исключающая или смягчающая вину (§ 35 УК ФРГ). Так, согласно § 34 УК ФРГ субъект, совершающий деяние в условиях наличной (иначе – непредотвратимой) опасности для жизни, здоровья, свободы, чести, собственности или другого правового блага, чтобы отвратить опасность от себя или других, действует не противоправно, если при оценке противостоящих интересов, в частности соответствующих правовых благ и степени угрожающей им опасности, защищаемый интерес значительно превосходит нарушенный. В § 35 УК ФРГ предусматривается крайняя необходимость, исключающая или смягчающая вину при совершении противоправного деяния в условиях наличной (иначе – непредотвратимой) опасности для жизни, здоровья или свободы, с целью отвратить опасность от себя, родственников или близких. 

Данное положение критикуется отечественными и зарубежными учеными и практиками. А.А. Малиновский пишет: «Не совсем понятна целесообразность и научная обоснованность такого подхода. Если учесть, что лицо, совершающее деяние в условиях правомерной крайней необходимости, действует невиновно, то предписание § 35 следует рассматривать как излишнее, поскольку оно, по сути, повторяет положения § 34 Кодекса». 

Однако в литературе встречаются и одобрения данного подхода, так, например, В.Ф. Антонов предлагает, руководствуясь опытом ФРГ, произвести законодательное разделение крайней необходимости на исключающую вину и правомерную. 

Нам наиболее близко мнение А.А. Малиновской, поскольку, без сомнения, дублирование правовых норм приводит к сложностям правоприменения, а также правовым коллизиям. 

В уголовном праве англосаксонской правовой традиции состояние крайней необходимости учитывается при наличии следующих условий: 

1) опасность правоохраняемым интересам должна быть реальной и существующей в настоящее время, а не возможной в будущем или имевшей место в прошлом; 

2) отсутствие спровоцированности самим причинителем вреда (специальная оговорка об этом имеется в УК отдельных штатов США); 

3) отсутствие возможности устранения опасности иными средствами, кроме как причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам;

4) равнозначность, т.е. причинение вреда не может превышать пределов крайней необходимости. 

В заключении необходимо отметить, что анализ зарубежного законодательства имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку можно выявить основные тенденции развития отдельных правовых институтов. Очевидным является тот факт, что институт крайней необходимости признается уголовным правом многих государств. Дальнейшее рассмотрение крайней необходимости позволит выявить возможности использования норм зарубежного законодательства в отечественном уголовном праве. 



§3. Понятие и место крайней необходимости в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния



Понятие «крайняя необходимость» имеет свое специфическое содержание в российском уголовном праве, исследованию данного правового института посвящены многие научные исследования, однако его сущность до сих пор остается спорным вопросом. 

Сущность термина «крайняя необходимость» складывается из двух понятий: «необходимость» и «крайний». Под «необходимостью» в русском языке понимается «надобность, потребность». 

«Крайний (-яя)» означает «предельный, последний», «очень сильный в проявлении чего-нибудь, исключительный». Кроме того, слово «крайность» имеет и такое значение: «тяжелое трудное положение, нужда». 

Следует согласиться с мнением А.В. Наумова, который считает, что «крайняя необходимость создает коллизию двух правоохраняемых интересов. Выход из этой ситуации заключается в том, чтобы не допустить наступления вреда одному из правоохраняемых интересов. Однако это можно сделать лишь путем причинения вреда другому правоохраняемому интересу». 

Таким образом, можно утверждать, что поведение при крайней необходимости хотя и является объективно преступным, фактически является правомерным.

В современной литературе некоторые авторы, находясь в поиске процессуального решения ситуаций при причинении вреда в условиях, исключающих преступность деяния, предлагают, в силу заведомо очевидной правомерности, не оспариваемой в подавляющем большинстве случаев, не устанавливать ее в формально вредоносных действиях. «Если у «потерпевших» возникает сомнение по поводу правомерности причиненного вреда, то соответствующая уголовно-процессуальная проверка проводится и по ее результатам принимается решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в уголовном преследовании». 

В целом соглашаясь с данной позицией, необходимо отметить, что уголовное право является публичной отраслью права и передача такого сложного процессуального вопроса на усмотрение потерпевшего может повлечь за собой различные злоупотребления со стороны как потерпевших, так и сотрудников, осуществляющих расследование таких дел. Таким образом, можно еще раз подчеркнуть как теоретическую, так и практическую важность комплексного изучения исследуемого института. 

Законодательно, как уже отмечалось выше, норма о крайней необходимости закреплена в статье 39 главы 8 УК РФ «Обстоятельства, исключающие преступность деяния», соответственно, анализ исследуемого института невозможно без уяснения непосредственно обстоятельств, исключающих преступность деяния. 

А.Т. Вельтмандер предлагает под обстоятельством, исключающим преступность деяния, понимать жизненный факт (обстоятельство), исключающий уголовную ответственность, предусмотренный нормами УК РФ, отражающий такое противоречие между несколькими признанными обществом социальными интересами (благами), при котором одному из них причиняется вынужденный вред деянием, обладающим формальными признаками состава преступления, но, в силу иных особенностей сложившейся ситуации (внешнего фактора и состояния), не наделенным материальными свойствами общественной опасности и уголовной противоправностью (преступностью). 

Поэтому важно понимать, что «преступностью» называется свойство преступления, то есть наличие всех объективных и субъективных признаков, тем самым преступным называется деяние, которое обладает признаками преступления. 

Келина С.Г. утверждает также, что «иное приведет к необходимости считать обстоятельством, исключающим преступность деяния, например, невиновное причинение вреда или малозначительность, которые в УК не входят в число легально признанных обстоятельств, исключающих преступность деяния». 

Таким образом, обстоятельствами, исключающими преступность деяния можно называть обстоятельства, при наличии которых деяние утрачивает признаки преступления, то есть перестает быть общественно опасным, противоправным, виновным и наказуемым.


ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ ПРАВОМЕРНОСТИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В СОСТОЯНИИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

§1. Основания и условия крайней необходимости



Исходя из анализа ч. 2 ст. 39 УК РФ следует, что правомерными будут считаться действия, совершенные в условиях крайней необходимости только в случае, если вред от грозящей опасности предотвращен. Если же вред, связанный с устранением опасности, причинен, однако не удалось избежать реализации такой опасности (вредные последствия наступили), то такое развитие событий ст. 39 УК РФ не регулирует. 

Субъектом крайней необходимости может стать любое лицо, отвечающее общим признакам субъекта в уголовном праве, а именно вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо, изначально находящееся в состоянии крайней необходимости, в случае совершения им действий, оцениваемых как превышение допустимых пределов, из статуса субъекта крайней необходимости переходит в статус субъекта превышения пределов крайней необходимости. 

При применении норм института крайней необходимости, специальным субъектом будет лицо, в чьи обязанности входит предотвращение любой опасности, угрожающей причинением вреда правоохраняемым объектам, а также устранение, ликвидация последствий наступившего вреда. Данная обязанность возникает из профессиональных, служебных, трудовых, иных правоотношений субъекта. Это врачи, военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, юстиции, ФСБ, МЧС, специальных подразделений и др. Регламентированная законом деятельность по решению задач в экстремальных ситуациях, обусловленных чрезвычайными факторами, не позволяет указанным лицам уклоняться от выполнения обязанностей. Статус, объем полномочий, меры ответственности лица, наделенного специальной обязанностью в экстремальных условиях, определяются ведомственными федеральными законами, инструкциями, приказами. 

А.А. Арямов и М.А. Якуньков отмечают, что отечественный законодатель не учел, что в ряде случаев закон вменяет в обязанность различным категориям граждан под страхом уголовной ответственности не уклоняться от опасности (например, военнослужащему во время боевых действий). 

Умышленное причинение вреда нередко связано с причинением смерти человеку, и в таких случаях для исследования фактов превышения пределов крайней необходимости требуется глубокий анализ не только субъективных, но и объективных признаков содеянного. Умышленное причинение смерти человеку, иногда даже нескольким лицам, в условиях крайней необходимости допустимо в следующих двух случаях. Во-первых, когда опасность угрожала тяжкими последствиями, связанными с массовой гибелью людей. Во-вторых, когда гибель человека была неизбежна в любом случае. 

В рассмотренных случаях причинение вреда не превышает установленных ст. 39 УК РФ объективных признаков правомерности. Иными словами, и в том и в другом случае причиняемый вред значительно меньше предотвращаемого. 

В тех случаях, когда лицо умышленно создает опасность для того, чтобы под видом предотвращения большего вреда причинить вред другому правоохраняемому интересу, крайняя необходимость отсутствует и лицо должно нести уголовную ответственность на общих основаниях. Иными словами, такие действия являются провокацией крайней необходимости.

Определение провокации имеется в работах Н.В. Лысака, А.А. Арямова и М.А. Якунькова. Провокация крайней необходимости – это преднамеренное, искусственное создание опасности с целью умышленного причинения вреда правоохраняемым интересам под предлогом крайней необходимости. Подобная провокация предполагает уголовную ответственность за умышленное причинение вреда на общих основаниях.

В то же время указанные авторы не подчеркивают необходимость разграничения провокации крайней необходимости и умышленного преступного деяния лица, послужившего источником возникновения правомерной крайней необходимости. В литературе, посвященной подобным проблемам, отмечается неоднозначное решение в теории и в судебной практике вопроса об уголовно-правовой оценке так называемых опасных ситуаций, формально попадающих под основание возникновения состояния крайней необходимости, но созданных самим лицом, впоследствии пытающимся не допустить причинение более значительного вреда путем причинения менее значительного вреда. 

Таким образом, не признаются совершенными в состоянии крайней необходимости умышленные преднамеренные действия лица, направленные на создание условий возникновения крайней необходимости. 

Важно отметить, что в теории уголовного права выработаны две группы условий правомерности крайней необходимости. В первую группу входят условия, относящиеся к грозящей опасности; во вторую – условия, относящиеся к мерам устранения опасности. Рассмотрению указанных условий будет посвящено дальнейшее исследование. 


§ 2. Условия правомерности, характеризующие грозящую опасность



Грозящая опасность создает состояние крайней необходимости. По мнению Ю.В. Баулина «Опасность, угрожающая личности, правам данного лица либо другим гражданам, общественным интересам или интересам государства является основанием крайней необходимости».

Важным в правовой литературе является понимание источников опасности.

По мнению Н.С. Таганцева «причинами, создающими опасность» являются: 

1) стихийные силы природы; 

2) нападение животных; 

3) физиологические или биологические процессы; 

4) действия лица, не находящегося в состоянии вменяемости; 

5) злоумышленные чьи-либо действия. 

Важной особенность крайней необходимости является то, что в отличие от остальных обстоятельств, исключающих преступность деяния, причины опасности могут быть не связанные с поведением человека, факты: экологическое бедствие, массовое заболевание животных и т.п. 

Согласно мнению В.В. Орехова, источником опасности при крайней необходимости обязательно должно быть «преступное или хотя бы противоправное поведение человека». 

С данным мнением можно согласиться, проведя анализ судебно следственной практики. Так, 29 марта 2014 г. при доставлении в дежурную часть отдела полиции № 1 Управления МВД России по г. Тюмени водитель попытался скрыться, оказав сопротивление сотрудникам полиции, в результате чего совершил наезд и протащил на капоте находящегося на службе полицейского. Водитель управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Для задержания правонарушителя и самозащиты сотрудник УВО УМВД России по Тюменской области применил личный травматический пистолет и причинил ранение нижней челюсти. Применение оружия было признано правомерным. 

А.А. Пионтковский отмечает, что «опасность, порождающая состояние крайней необходимости, может быть создана угрозой причинения вреда определенному лицу». Типичным примером этому будет случай, когда кассир под непосредственной угрозой лишения жизни отдает нападающему находящееся у него вверенное имущество. По мнению одних ученых, наличие физического или психического принуждения свидетельствует об отсутствии противоправного деяния, что не требует дополнительного «объяснения» ситуации с точки зрения крайней необходимости. Другие исследователи, признавая физическое или психическое принуждение не исключающим, а лишь смягчающим обстоятельством, утверждают, что причинение вреда в подобном случае устраняет уголовную ответственность в силу крайней необходимости. Все вышесказанное подчеркивает правовую близость крайней необходимости с физическим или психическим принуждением. 

Вопрос о юридической оценке вреда, причиненного в результате ликвидации опасности, созданной собственными действиями лица в условиях крайней необходимости, продолжает оставаться дискуссионным.

Определяя социально-правовые причины невыполнения некоторых требований закона, А.М. Плешаков и С.П. Щерба обращаются к ситуации крайней необходимости как к «уважительной причине» невыполнения предписаний законодателя. По мнению указанных авторов, состояние крайней необходимости применительно к рассматриваемому положению может возникнуть в результате конкуренции правовых обязанностей при невозможности их одновременного выполнения. В подобных случаях лицо вправе (или вынуждено) отказаться от выполнения правовой обязанности, невыполнение которой причинит меньший вред тому или иному правовому интересу. Например, уважительной причиной может быть признана неявка к тяжелобольному в связи с необходимостью оказать срочную помощь другому лицу, заболевание которого более опасно. 

В связи с этим вспомним приведенный в специальной литературе пример, где состояние крайней необходимости было вызвано конкуренцией двух обязанностей. Дежурный врач одной из поликлиник Л. отказался отправиться на вызов к тяжелобольной А. в поселок, расположенный в 3-4 км от больницы, т.к. к нему уже поступило три вызова к другим тяжелобольным (к ребенку с кровавой рвотой, к больной с приступом стенокардии и к ребенку с высокой температурой) и, кроме того, он не был обеспечен транспортом. Когда после посещения трех больных Л. вернулся в поликлинику, он тут же справился, не прислана ли машина для выезда к тяжелобольной А. Сестра сообщила, что больная умерла. Врач Л. был признан виновным и осужден за неоказание медицинской помощи. Вышестоящая судебная инстанция отменила приговор по делу и прекратила его производство, признав, что отказ Л. был продиктован крайней необходимостью из-за непредоставления транспорта при наличии одновременно вызовов к другим, не менее тяжелобольным, обслуживание которых входило в круг его обязанностей. 

По этому поводу С.В. Пархоменко пишет: «В теории уголовного права высказывается по существу единодушное мнение о том, что в целом безразличное отношение уголовного закона к тому, как лицо, оказавшееся в состоянии крайней необходимости, будет реагировать на угрожающую опасность, не может оставаться таким же безразличным, когда в качестве такого лица выступают субъекты, специально уполномоченные на предотвращение или устранение опасности причинения вреда правоохраняемым интересам». 

Большое внимание при изучении института крайней необходимости в настоящее время уделяется также причинам возникновения опасности. Так в настоящее время выделяется две причины: наличность опасности и ее действительность. 

Таким образом, состояние крайней необходимости может быть признано при наличии нескольких условий в их совокупности. Первое условие предполагает наличие опасности, угрожающей определенным правоохраняемым интересам. Действия, которыми осуществляется акт крайней необходимости, должны быть направлены н.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Спасибо, что так быстро и качественно помогли, как всегда протянул до последнего. Очень выручили. Дмитрий.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Онлайн-оплата услуг

Наша Компания принимает платежи через Сбербанк Онлайн и терминалы моментальной оплаты (Элекснет, ОСМП и любые другие). Пункт меню терминалов «Электронная коммерция» подпункты: Яндекс-Деньги, Киви, WebMoney. Это самый оперативный способ совершения платежей. Срок зачисления платежей от 5 до 15 минут.

Сезон скидок -20%!

Мы рады сообщить, что до конца текущего месяца действует скидка 20% по промокоду Скидка20%