VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Понятие и функции прокурора как участника уголовного судопроизводства

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: R001766
Тема: Понятие и функции прокурора как участника уголовного судопроизводства
Содержание
     Содержание
     
     
Введение	3
Глава 1. Понятие и функции прокурора как участника уголовного судопроизводства	6
1.1. Понятие прокурора	6
1.2. Общая характеристика функций прокурора в уголовном судопроизводстве	9
Глава 2. Реализация прокурором своих полномочий на досудебных стадиях уголовного процесса	16
2.1. Общая характеристика полномочий прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса	16
2.2. Реализация полномочий прокурора, связанных с уголовным преследованием, на стадии предварительного расследования	20
Глава 3. Реализация прокурором своих полномочий в судебном разбирательстве	34
3.1. Подготовка прокурора к участию в судебном заседании	34
3.2. Деятельность прокурора по поддержанию обвинения в судебном следствии	40
3.3. Участие прокурора в судебных прениях	53
Заключение	64
Список использованных источников	69


Введение
     Эффективность уголовно-процессуальной деятельности в Российской Федерации в значительной мере зависит от правильного определения и понимания процессуального положения прокурора в рамках уголовного судопроизводства.
     Немаловажное значение для уяснения роли прокурора в уголовном процессе имеет рассмотрение направлений его деятельности и полномочий. Между тем деятельность прокурора в уголовном процессе представляется достаточно самодостаточной и при этом способной обеспечить от имени государства уголовное преследование лиц, совершивших преступление, надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и руководство этой деятельностью, а также соблюдение и защиту прав и свобод граждан, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных правоотношений.
     Данный вопрос имеет не только теоретическое, но и практическое значение, в свете реформирования российского законодательства, начатого ещё с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации1 (УПК РФ) и продолженного внесением существенных изменений в статус прокурора рядом принятых в 2007 году законов, существенно меняющих не только полномочия, но и роль прокурора в досудебном производстве по уголовному делу. 
     Правовой статус прокурора, как отмечено Т.К. Рябининой, не перестает быть в центре внимания юристов как в связи с многообразием осуществляемых им функций в ходе производства по уголовному делу, так и ввиду того, что прокурор в отличие от других участников процесса - постоянно действующая и влиятельная фигура. Он вступает в уголовный процесс на самых ранних его этапах - с момента получения сведений о совершенном или готовящемся преступлении и участвует на всех стадиях уголовного процесса, вплоть до пересмотра уже вступившего в законную силу приговора.2
     Цель выпускной квалификационной работы: рассмотреть, охарактеризовать процессуальное положение прокурора и его полномочия в уголовном судопроизводстве.
     Задачи работы:
1. Сформулировать понятие прокурора и дать общую характеристику его функций в уголовном судопроизводстве;
2. Рассмотреть реализацию полномочий прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса;
3. Дать общую характеристику участия прокурора в уголовном преследовании на стадии предварительного расследования;
4. Проанализировать различные этапы реализации прокурором своих полномочий в судебном разбирательстве.
     Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации прокурором своих полномочий в уголовном процессе.
     Предметом исследования является комплекс теоретических и практических проблем, связанных с участием прокурора в уголовном процессе в контексте реализуемых им функций.
     Методологическую основу дипломного исследования составляют всеобщий диалектический метод познания, а также общие и частные методы научного исследования: формально-логический, системный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, статистический метод познания и т.д.
     Теоретическую базу исследования составляют монографические исследования, публикации учёных-процессуалистов в периодических изданиях, а также комментарии действующего законодательства и учебная литература.
     Нормативную основу исследования составляют положения Конституции Российской Федерации, Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, а также ряд подзаконных нормативно-правовых актов.
     Эмпирическую базу исследования составляют материалы судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, материалы уголовного дела из архива Автозаводского районного суда г. Тольятти.
     При написании работы использовались труды таких учёных как: Н.А. Колоколов,  В.А. Лазарева, А.М. Ларин,  И.В. Ткачев, Т.Ю. Цапаева и многих других. 
     Структура работы включает в себя введение, три главы, каждая из которых разделена на параграфы, заключение, список использованных источников.
     

Глава 1. Понятие и функции прокурора как участника уголовного судопроизводства
1.1. Понятие прокурора
     В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ, прокурор является должностным лицом уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.
     Процессуальное положение прокурора в уголовном процессе, формы и методы его деятельности определяются назначением судопроизводства и непосредственными задачами, решаемыми в каждой конкретной стадии.
     К реализации процессуальной роли «прокурор», обозначенной в уголовно-процессуальном законодательстве, в соответствии со ст. 5 УПК РФ, законодатель относит Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и иных должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями Законом о прокуратуре.
     Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве определяются нормами УПК РФ. Относящиеся к участию прокурора в уголовном судопроизводстве положения Федерального закона от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации»3 применяются в той мере, в которой они не противоречат УПК РФ.
     Процессуальное положение (процессуальный статус) прокурора как участника уголовного судопроизводства имеет ряд специфических особенностей. Прежде всего это общие особенности, характеризующие процессуальное положение прокурора на всем протяжении уголовного процесса.
     К таким общим особенностям следует относить следующие обстоятельства. Как обоснованно указывает В.Ф. Крюков, с одной стороны, «прокурор – это единственное должностное лицо, которое реализует свои полномочия на всех этапах и стадиях уголовного процесса, с другой - данная деятельность реализует публичный процессуальный интерес, направленный на охрану как прав и интересов государства, так и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства».4
     Частные специфические особенности процессуального положения прокурора проявляются при изменении его функций и полномочий на различных этапах и стадиях процесса.
     Правовые основы положения прокурора на стадии досудебного производства по уголовному делу составляют уголовно-процессуальное законодательство РФ и Закон о прокуратуре.
     В УПК РФ четко и недвусмысленно указывается на два аспекта деятельности прокурора: 
1) обязанность в силу и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства; 
2) обязанность осуществлять надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.
     Подобная двойственность положения прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса была характерна и для уголовного процесса дореволюционной России и отмечалась юристами того времени. Так, Н.В. Муравьев писал: «...являясь обвинителем, прокурор как орган правительства обязан преследовать преступления в общественных интересах; но, будучи в то же время блюстителем закона, он ведет это преследование во имя закона, исключительно для раскрытия истины, и притом так, что до суда на нем лежит беспристрастное участие в предварительном исследовании, а на суде, где прокурор уже действует в качестве настоящего обвинителя, права его уравновешиваются правами подсудимого, хотя и здесь прокурору воспрещается всякая односторонность и всякое увлечение в пользу обвинения».5
     Большинство современных ученых процессуалистов разделяют вывод о том, что процессуальное положение (процессуальный статус) прокурора в производстве по уголовным делам на досудебных стадиях основано и определяется:
     1) необходимостью соединения задач обвинительной и правоохранительной (правозащитной) деятельности при производстве предварительного расследования уголовных дел; 
     2) обязанностью государства обеспечивать в уголовном судопроизводстве на его досудебных стадиях беспристрастность, непредвзятость, состязательность и процессуальную ответственность всех участников досудебного производства.6
     Принятие Федерального закона от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ7 и признание утратившей силу ст. 31 Закона о прокуратуре не изменило сущности полномочий и деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве, однако, законодатель внес определенные коррективы в полномочия ряда субъектов уголовного преследования, к которым из числа должностных лиц, ведущих процесс, относятся: следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, орган дознания и по-прежнему прокурор. Но всё же, прокурор в ходе реформирования норм, регулирующих вопросы процессуального статуса и деятельность прокурора, утратил некоторые полномочия по осуществлению уголовного преследования. 
     Прокурор лишен права возбуждать уголовное дело, принимать его к своему производству, проводить лично отдельные следственные действия либо расследование преступлений в полном объеме. Законодатель отвел ему в досудебном производстве ведущую роль в осуществлении уголовного преследования, но с ограниченными (по сравнению с предыдущими) возможностями.
     Далее представляется необходимым акцентировать внимание на сути и содержании функций, реализуемых прокурором в уголовном судопроизводстве России.
     
1.2. Общая характеристика функций прокурора в уголовном судопроизводстве
     Буквальное толкование положений ст. 37 УПК РФ приводит к выводу о том, что прокурор выполняет в уголовном процессе две основные процессуальные функции:
* надзор за процессуальной деятельностью органов расследования;
* уголовное преследование. 
     В то же время применительно к стадии судебного разбирательства законодатель говорит о том, что в суде прокурор осуществляет (поддерживает) государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность (ч. 3 ст. 37), что «может привести к мысли о том, что обвинительные полномочия принадлежат прокурору только в судебном разбирательстве».8 
     В связи с этим представляется важным рассмотреть вопрос о соотношении понятий «уголовное преследование», «поддержание государственного обвинения» и «надзор за законностью процессуальной деятельности органов следствия и дознания».
     В советском УПК РСФСР, утверждённом 27 октября 1960 г.9 термин «уголовное преследование» отсутствовал, однако, он обозначен в действующем УПК РФ в значении процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ).
     Так, А. Ларин рассматривал уголовное преследование как предшествующую разрешению дела уголовно-процессуальную деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.10
     А. Соловьев и Н. Якубович уголовное преследование понимают как функцию специально уполномоченных законом государственных органов и должностных лиц, заключающуюся в обязанности в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию.11
     Однако в любом случае уголовное преследование есть процессуальная деятельность лиц и органов обвинительной власти, что отличает его от обвинения, под которым УПК РФ понимает утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ (п. 22 ст. 5). 
     Следует отметить, что в правовой науке обвинение часто рассматривают именно как сформулированный в уголовно-процессуальном документе тезис о совершении установленным лицом уголовно наказуемого деяния.
     Исходя из законодательных формулировок, уголовное преследование шире по содержанию, чем обвинение. Обвинение является составной частью уголовного преследования.
     Если же соотнести поддержание прокурором государственного обвинения и уголовное преследование, то поддержание прокурором государственного обвинения представляет собой многоплановую деятельность, охватывающую разрешение как организационных, так и процессуальных вопросов. В общем виде содержание деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения включает в себя предварительное изучение материалов уголовного дела и составление плана поддержания государственного обвинения, а также процессуальную деятельность государственного обвинителя на различных этапах судебного разбирательства.
     Таким образом, поддержание государственного обвинения также является составной частью уголовного преследования.
     Некоторые авторы полагают, что при отсутствии подозреваемого следствие занимается сбором доказательств, которые, возможно, в будущем могут инициировать уголовное преследование в отношении какого-либо лица. Поэтому до появления конкретного подозреваемого или обвиняемого можно говорить только о подготовке к обвинительной деятельности, о создании необходимых условий для уголовного преследования.
     Против такой трактовки уголовного преследования выступает В.А. Лазарева, говоря о том, что процессуальная деятельность, осуществляемая на этом этапе участниками уголовного судопроизводства, обязанными в соответствии со ст. ст. 73, 85 - 88 УПК РФ устанавливать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, необходима именно как средство достижения конечного результата - обнаружения лица, совершившего преступление, в целях его последующего привлечения к уголовной ответственности. Расследование на этом этапе можно рассматривать как преследование неизвестного лица, совершившего преступление, в целях его обнаружения и изобличения12, т.е. – в целях раскрытия преступления. 
     Это мнение представляется верным и убедительным. Поскольку уголовное преследование - единственная по УПК РФ функция органов расследования, то все виды деятельности этих органов правомерно рассматривать как способы реализации этой функции. 
     Не случайно в литературе отмечается, что уголовное преследование как вид процессуальной деятельности не только порождается уголовно-процессуальной функцией обвинения, но и охватывается ею. В связи с этим само предварительное расследование предложено рассматривать как форму уголовного преследования. По мнению З. Гатауллина, «мы вынуждены признать, что возбуждение уголовного дела является возбуждением уголовного преследования».13
     Моментом возникновения уголовного преследования следовало бы считать начало действий официальных органов обвинительной власти по установлению личности совершившего преступление. В идеале начало этих действий должно совпадать с возбуждением уголовного дела, либо возбуждением уголовного дела следовало бы признать начало такой деятельности, однако в настоящее время уголовно-процессуальный закон не позволяет отождествлять эти понятия, разрыв во времени между фактическим началом уголовного преследования и официальным решением о его начале может быть достаточно значительным.14
     Касаясь роли прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, нельзя не отметить, что представленное выше соотношение уголовного преследования и прокурорского надзора не относится к числу общепризнанных. Надо сказать, что и формулировка ч. 1 ст. 37 УПК дает основание для определенных сомнений, поскольку между уголовным преследованием и надзором законодатель поставил союз «а также». Однако для того, чтобы утверждать о выполнении прокурором двух функций, необходимо было бы разделить все полномочия прокурора на две группы, что в принципе было невозможно и ранее, а после изменений, внесенных законодателем в статус прокурора Законами в 2007 г., для такой постановки вопроса и вовсе не осталось оснований.
     Так, до внесения изменений в процессуальный статус, прокурор, пользуясь всеми полномочиями следователя, естественным образом становился субъектом выполняемой следователем функции, т.е. субъектом уголовного преследования. И хотя надзорные полномочия за производимым им расследованием по логике вещей должен был бы осуществлять другой прокурор, теоретически существовала возможность обосновывать раздельное существование в прокурорских полномочиях двух самостоятельных процессуальных функций. Однако лишение прокурора этих полномочий не оставило места даже для такого предположения.
     Правильным представляется ответ на вопрос о соотношении уголовного преследования и прокурорского надзора сформулированный в работах В.А. Лазаревой, Т.Ю. Цапаевой, С. Алексеева. Рассматривая уголовный процесс как единое целое, данные авторы пришли к выводу о том, что эта целостность обусловливает целостность и единство правового статуса (функции) прокурора на всем его протяжении: «логика требует, чтобы он оставался единым на всех ступенях процесса».15 
     Исходя из подчиненности целей предварительного расследования судебному разбирательству, С.Н. Алексеев пишет о том, что деятельность прокурора в стадии предварительного расследования обусловлена стоящей перед ним задачей в судебном разбирательстве. Эта задача, которая состоит в том, чтобы обосновать перед судом выдвинутое органами предварительного расследования и предъявленное конкретному лицу обвинение, может быть реализована только в том случае, если само предварительное расследование произведено законно, а предъявленное лицу обвинение обосновано достаточной совокупностью доказательств.16 
     Нельзя отрицать, что при таких обстоятельствах надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования не самоценен - он направлен на создание предпосылок, необходимых для эффективного поддержания государственного обвинения в суде. «Для того, чтобы иметь возможность продолжить уголовное преследование в суде, прокурор обязан обеспечить законность предварительного расследования и соблюдение прав всех его участников».17 
     Поэтому прокурорский надзор за законностью предварительного расследования, на наш взгляд, правомерно рассматривать как начало (первый этап) деятельности прокурора по подготовке к обоснованию обвинения в суде, как часть его обвинительной деятельности, а также как средство реализации прокурором его процессуальной функции обвинения (уголовного преследования).
     Такая трактовка роли прокурора в уголовном процессе не только соответствует исторической роли прокурора как органа уголовного преследования, но признана сегодня и официальной властью: прокуратура призвана «обеспечить качественный и эффективный надзор за исполнением законов органами предварительного следствия независимо от их ведомственной принадлежности»18, при этом, в качестве приоритетного направления деятельности прокуратуры выделяется защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения».19
     К сказанному можно добавить и следующий аргумент. Согласившись с тем, что предварительное расследование - форма уголовного преследования, вряд ли можно отрицать, что надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, по сути, является надзором за законностью осуществляемого ими уголовного преследования. Поэтому, как совершенно верно пишет В.А. Лазарева, все, что ни делает прокурор на предварительном расследовании, и есть надзор за законностью. Одновременно все это является и уголовным преследованием, направлением расследования в нужное русло, а именно в сторону изобличения виновных в совершении преступления.20
     
     

Глава 2. Реализация прокурором своих полномочий на досудебных стадиях уголовного процесса

2.1. Общая характеристика полномочий прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса
     В науке существует дискуссия о соотношении прокурорского надзора (или уголовного преследования в форме прокурорского надзора) и процессуального руководства предварительным расследованием. Однако нормативные изменения статуса прокурора в уголовном процессе, дают основания для прекращения и этой дискуссии.
     Как уже отмечалось, процессуальные полномочия прокурора относительно уголовного преследования, по сравнению с прежней редакцией ст. 37 УПК РФ, оказались существенно урезанными. 
     Если раньше прокурор осуществлял множество полномочий, относимых большинством исследователей к способам осуществления им процессуального руководства расследованием (право дачи обязательных для исполнения указаний, отмены незаконных постановлений следователя, внесения изменений в обвинительное заключение), что давало основание для утверждения о двух функциях (видах деятельности) прокурора в досудебном производстве - процессуального руководства и надзора, то теперь он лишен возможности непосредственного влияния на ход и результаты предварительного расследования.
     В новой редакции ст. 37 УПК РФ не дает прокурору таких полномочий, как: 
* возбуждать уголовное дело, поручать его расследование следователю, принимать его к своему производству; 
* участвовать в производстве предварительного расследования;
* в необходимых случаях давать письменные указания о направлении расследования, производстве следственных и иных процессуальных действий либо лично производить отдельные следственные и иные процессуальные действия; 
* давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, и т.д. 
     Эти полномочия в соответствии со ст. 39 УПК переданы теперь руководителю следственного органа.
     Конечно, указанные изменения в процессуальной деятельности прокурора создают определенные затруднения, в частности, для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства; незамедлительного устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, и т.д. 
     Функция уголовного преследования, в контексте реализации процессуального руководства предварительным расследованием, в течение многих лет рассматривалась как нечто взаимосвязанное с надзором за законностью расследования. Поэтому считалось, что лишение прокурора права утверждать и отменять постановления следователя способно затруднить реализацию надзорных полномочий.
     Действительно, как должен поступить прокурор в случае обнаружения им нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, если руководитель следственного органа либо следователь не согласны с требованиями прокурора? Согласно ч. 6 ст. 37 УПК, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа. В случае несогласия руководителя вышестоящего следственного органа с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). 
     В случае несогласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору РФ, решение которого является окончательным. Как отмечает З. Гатауллин, «путь к восстановлению законности становится слишком длинным и сложным, а значит – неэффективным».21
     Из анализа этой нормы можно сделать ряд выводов. 
     Во-первых, путем ведения переписок между ведомствами исключается оперативность решения вопросов. Важнее вопроса соблюдения законодательства в ходе предварительного следствия в уголовном судопроизводстве быть не может, поскольку нарушения закона затрагивают важнейшие принципы уголовного процесса - законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, требующих немедленного устранения нарушений закона. 
     Во-вторых, прокуратура Российской Федерации, которая в соответствии со ст. 1 Закона о прокуратуре от имени Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением законов, в том числе органами, осуществляющими предварительное следствие, в данном случае вынуждена обращаться в поднадзорные инстанции в роли просителя устранения нарушений закона.
     Помимо этого, ФЗ от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ были существенно урезаны процессуальные полномочия прокурора относительно принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела. 
     В прежней редакции ч. 6 ст. 148 УПК этот вопрос был регламентирован так: признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор мог отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК, либо возвратить материалы для дополнительной проверки.
     После внесения изменений, ч. 6 ст. 148 УПК стала регламентировать, что, признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
     Однако в дальнейшем Федеральный закон от 28.12.2010 г. №404-ФЗ22 скорректировал данную норму вновь. В действующей редакции ч. 6 ст. 148 УПК РФ сказано, что признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.
     Тем не менее, есть мнение, что отстранение прокурора от непосредственного принятия решения о возбуждении и об отказе возбуждения уголовного дела может привести к возрастанию роли узковедомственных интересов в расследовании преступлений, росту коррупции в следственных органах, поскольку внешний (прокурорский) надзор за расследованием, достаточно эффективно играющий сдерживающую роль, в новых условиях может оказаться существенно ослабленным.23
     Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что права прокурора, направленные на реализацию функции уголовного преследования в досудебном производстве целесообразно расширить.
     
2.2. Реализация полномочий прокурора, связанных с уголовным преследованием, на стадии предварительного расследования
     В целом полномочия прокурора, касающиеся его участия в уголовном преследовании в ходе досудебного производства по уголовному делу предусмотрены ч. 2 ст. 37 УПК РФ. 
     Изменения, внесенные в УПК РФ 5 июня 2007 г., свидетельствуют о трансформации сфер ответственности прокурора в досудебном производстве и существенном сокращении его юридического инструментария при осуществлении надзора в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Из новых предписаний УПК РФ следует, что прокурор на указанных этапах процесса по существу лишен прежних возможностей оперативно управлять как дознанием, так и предварительным следствием и, соответственно, употреблять власть для немедленного устранения нарушений законодательства.
     В досудебном производстве решаемые прокурором задачи и его надзорные полномочия существенно различаются в зависимости от формы предварительного расследования. Надзор за дознанием сопряжен с использованием более широкого круга властных возможностей, нежели надзор за предварительным следствием. 
     Действительно, что касается надзорных полномочий прокурора в отношении следствия и дознания, здесь стоит отметить, что относительно дознания надзорные полномочия прокурора гораздо шире. 
     Видимо, законодатель полагает, что в современных условиях именно при дознании следует допустить прокурорское (внешнее) влияние посредством указаний о направлении расследования и производстве процессуальных действий, отмен решений дознавателя, отстранения его от расследования, передачи уголовного дела другому субъекту процессуальной деятельности. 
     Во время же предварительного следствия подобные меры обеспечения законности и устранения нарушений уголовно-процессуального законодательства должны применяться самим следственным органом или по собственной инициативе, или по обращению заинтересованных лиц (в том числе прокурора).
     Одним из основных полномочий прокурора, предоставленных ему п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, - осуществление проверок исполнения требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Реализация прокурором этого полномочия после корректировки его статуса приобрела свои особенности.
     Прежде всего, в УПК РФ отсутствуют нормы, содержащие перечень конкретных проверочных действий, которые вправе использовать прокурор, и которые конкретизировали бы порядок и сроки проведения такой проверки.24 
     В то же время, как пишет И.В. Ткачев, «закон обязывает следователя направлять прокурору копии процессуальных документов, которыми оформлено решение, принятое по результатам проверки поступившего сообщения о преступлении, - постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ) и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 148 УПК РФ)»25.
     УПК РФ содержит указание на формы возможного реагирования прокурора на выявленные нарушения закона, допущенные следователем:
     - в случае признания решения о возбуждении уголовного дела незаконным и (или) необоснованным своим постановлением отменять постановление о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ);
     - признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа (ч. 6 ст. 148 УПК РФ).
     Прокурор, получив сообщение о совершенном следователем Следственного комитета преступлении, должен руководствоваться п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, предусматривающей вынесение мотивированного постановления о направлении соответствующих материалов в следственный орган по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного закона. Хотя УПК РФ и не предусматривает способов проверки поступающих в прокуратуру обращений, необходимо поддержать предложения, направленные на предоставление прокурору права проведения проверок уголовно-процессуальными способами с последующим принятием решения о возбуждении уголовного дела при наличии к тому оснований. Вместе с тем прокурор не лишен возможности проводить проверку сообщений, используя полномочия, предоставленные ему Законом о прокуратуре (ст. 22), с последующим обращением в следственный орган о возбуждении уголовного дела.26
     Полномочие прокурора требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 и ч. 6 ст. 37 УПК РФ), названо в УПК РФ, однако форма такого обращения к органам предварительного расследования и сроки, в течение которых они обязаны принять по нему решение и известить прокурора, не регламентированы. 
     Требование прокурора не является обязательным для исполнения. Оно - повод для проверки и принятия решения руководителем следственного органа. Однако у прокурора имеется формальная возможность добиваться реализации своего требования и устранения допущенного, по его мнению, нарушения закона посредством обращения к руководителям следственных органов, а затем к Генеральному прокурору27, как уже было отмечено ранее.
     Прокурор лишен правомочий давать письменные указания следователю о направлении расследования, производстве тех или иных следственных и других процессуальных действий, однако такое право в соответствии с новой редакцией п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ сохраняется лишь в отношении дознавателя. 
     По мнению Д.А. Гришина, в указанных полномочиях прокурора нет необходимости. Если законодатель опасается нарушения законности при производстве дознания, то в данном случае прокурор дает согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайств о производстве процессуальных действий, в частности применение меры пресечения, требующих судебного разрешения, утверждает обвинительный акт. В противном случае законодатель опять-таки изначально признает несостоятельность данной формы расследования, неспособность должностного лица подразделения дознания, как правило, лица с высшим юридическим образованием, самостоятельно на должном уровне провести расследование, обеспечив соблюдение закона.28
     С данным утверждением трудно согласиться. Такие указания в пределах своей компетенции прокурор может давать по любому уголовному делу, находящемуся в производстве органа дознания, и по любому следственному действию, в частности, об избрании, изменении или отмене мер процессуального принуждения, о проведении судебных экспертиз, о составлении и вручении письменного уведомления о подозрении в совершении преступления в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ, о розыске лица, о направлении дела в суд.
     Указания прокурора должны даваться в письменной форме (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) и быть четкими и конкретными. Письменные указания являются процессуальными документами и поэтому при.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Спасибо, что так быстро и качественно помогли, как всегда протянул до последнего. Очень выручили. Дмитрий.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Наши преимущества:

Оформление заказов в любом городе России
Оплата услуг различными способами, в том числе через Сбербанк на расчетный счет Компании
Лучшая цена
Наивысшее качество услуг

По вопросам сотрудничества

По вопросам сотрудничества размещения баннеров на сайте обращайтесь по контактному телефону в г. Москве 8 (495) 642-47-44