VIP STUDY сегодня – это учебный центр, репетиторы которого проводят консультации по написанию самостоятельных работ, таких как:
  • Дипломы
  • Курсовые
  • Рефераты
  • Отчеты по практике
  • Диссертации
Узнать цену

Недействительность сделки, понятие и виды

Внимание: Акция! Курсовая работа, Реферат или Отчет по практике за 10 рублей!
Только в текущем месяце у Вас есть шанс получить курсовую работу, реферат или отчет по практике за 10 рублей по вашим требованиям и методичке!
Все, что необходимо - это закрепить заявку (внести аванс) за консультацию по написанию предстоящей дипломной работе, ВКР или магистерской диссертации.
Нет ничего страшного, если дипломная работа, магистерская диссертация или диплом ВКР будет защищаться не в этом году.
Вы можете оформить заявку в рамках акции уже сегодня и как только получите задание на дипломную работу, сообщить нам об этом. Оплаченная сумма будет заморожена на необходимый вам период.
В бланке заказа в поле "Дополнительная информация" следует указать "Курсовая, реферат или отчет за 10 рублей"
Не упустите шанс сэкономить несколько тысяч рублей!
Подробности у специалистов нашей компании.
Код работы: K008849
Тема: Недействительность сделки, понятие и виды
Содержание
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ                                   РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение     высшего профессионального образования                                            
«АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Юридический факультет                                                                                      кафедра гражданского права




Недействительность сделки: понятие          и виды
    (курсовая работа)


Выполнил бакалавр                                                                                                2 курса, 352 группы,                                                                                                         дневного отделения                                                                                                                       Иваненко Вячеслав Витальевич


Курсовая работа защищена                                                                                                              «___»______________20__г.                                                                                   Оценка_____________

Научный руководитель                                                                                                      старший преподаватель Шаханина Светлана Владимировна



Барнаул, 2017
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ	3
НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ	6
Недействительная сделка как юридический факт и как сделка.	7
Недействительная сделка: противоправная или нет?	11
ЗАКЛЮЧЕНИЕ	17
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК	18











     
     
     
     
     
     

ВВЕДЕНИЕ
     На данный момент в России полным ходом идет осуществление реформы гражданского законодательства, начало которой было положено в 2008 году в связи с изданием указа Президента Российской Федерации «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Прежде всего основными целями данной реформы являются: приведение гражданского законодательства в соответствие в существующими реалиями, дальнейший отказ от пережитков советского прошлого, укрепление гражданской оборота, и повышение уровня доверия иностранных партнеров к внутреннему рынку, путем унификации ряда положений российской законодательства с законодательством зарубежных стран. Не обошла данная реформа и положения о недействительности сделок. При этом основные идеи реформирования положений о недействительности были изложены в «Концепции совершенствования общих положений гражданского кодекса Российской Федерации», а также в предварительной «Концепции совершенствования общих положений гражданского кодекса Российской Федерации». 
     Институт недействительности сделок играет важную роль в гражданском обороте, так как призван защищать добросовестных контрагентов от тех последствий, которые могут наступить в связи с существованием порочной сделки. Право признания сделки недействительной дает гарантии участникам гражданского оборота и делает его более стабильным. При этом авторы «Концепции совершенствования общих положений гражданского кодекса Российской Федерации» отмечают, что споры о признании сделок недействительными приобрели массовый характер. К сожалению, в российской действительности институт недействительности сделок зачастую не то что не выполняет своей сущностной роли, но и наоборот служит инструментом, с помощью которого недобросовестная сторона может инициировать признание сделки недействительной. Именно поэтому Федеральный закон «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей гражданского кодекса российской федерации» внес существенные поправки и дополнения в статьи посвященные недействительности:  
     * Изменился круг источников, в которых закреплены основания недействительности.
     * Изменился круг лиц, которые могут инициировать спор о недействительности сделки.
     * Право суда применять последствия недействительности ничтожной сделки стало ограниченным.
     * Появились нормы, призванные защищать добросовестного контрагента 
     * Появилось право суда не применять последствия недействительности сделки если это противоречит основам правопорядка и нравственности.
     * Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки сократился с 10 до трех, появилось уточнении о том, что данный срок распространяется также на требование и о признании такой сделки недействительной. Кроме этого законодатель конкретизировал, когда начинает течь срок исковой давности для третьих лиц.
     Не смотря на то что большинство изменений являются положительными, далеко не все обоснованные идеи, закрепленные в концепции, нашли отражение в ГК, кроме этого появились положения, которые не соответствуют концепции, в связи с чем институт недействительности сделки по-прежнему является крайне противоречивым и требует дальнейшего изучения. В этом и заключается актуальность данной работы. 
     
     Цель: Охарактеризовать институт недействительности сделок.
     Задачи: 
     
     Объект исследования: общественные отношения, возникающие в связи с совершением недействительной сделки. 
     Предмет исследования: недействительная сделка.
     Методология: в процессе написания исследовательской работы был осуществлен анализ научных трудов отечественных и зарубежных ученых по соответствующей тематике. Применялись общенаучные и частнонаучные методы такие как, синтез, системный подход, статистический, сравнительно-правовой, формально-юридический. 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    
    

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
     На данный момент легальное определение недействительной сделки отсутствует в российском праве. При этом статья 166 ГК РФ закрепляет лишь то, что недействительная сделка может быть либо ничтожной, либо оспоримой. Именно в связи с отсутствие общепринятого определения данного понятия существуют различные взгляды на недействительность сделки. Но в этом Россия не является исключением т. к. определение сущности недействительной сделки и ее отражение в определении является проблемой не только российского правопорядка. Одновременно с этим встает вопрос о необходимости данного определения. 
     В римском праве общего учения о сделках не было, хотя бы потому что понятие сделки имело несколько значений, а современное учение о данном юридическом факте было разработано намного позже. Тем не менее в римском государстве существовали некоторые механизмы, которые позволяли уничтожать сделки не имеющие права на существование. При этом окончательно учение о недействительности сформировалось в пандектном праве.  
     В первую очередь необходимо уяснит, что обозначает слово недействительность в русском языке. Толковый словарь Д. Н. Ушакова дает следующие два определения: «НЕДЕЙСТВИ?ТЕЛЬНЫЙ - 1. Не оказывающий действия; 2. Не имеющий силы или значения, вследствие неправильности, истечения срока и т.п.» Причем если во втором случае говорится о внутренней, содержательной, качественной характеристике какого-либо объекта (за исключением истечения срока), то первое определение, фокусируется лишь на том, что тот или иной объект не может изменить реальную действительность, при этом не уточняется в следствие чего. Именно поэтому первое определение является более широким, но при этом они оба характеризуют недействительную сделку, за исключением лишь того факта, что истечение срока сделки не будет приводить к ее недействительности по современному российскому законодательству, сделка перестает действовать, но правопорядок не отрицает ее существования в прошлом, и признает последствия данного юридического факта. 
Недействительная сделка как юридический факт и как сделка.
     Нерешенным в российском гражданском праве остается вопрос, о том является ли недействительная сделка юридическим фактом или нет. Юридический факт в классическом понимании – это факт реальной действительности, с которым действующие законы и иные правовые акты связывают возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, т.е. правоотношений.1 Опираясь на данное определения, а также на п.1 ст. 167 ГК РФ противники признания недействительной сделки юридическим фактом аргументируют свою позицию тем, что недействительная сделка является таковой изначально и при этом не приводит к желаемому результату, именно поэтому она для гражданского права является не существующей, а значит и юридическим фактом быть не может. Такая позиция была выражена такими цивилистами как С. Ф. Кечекьян, Д. О Тузов. 
     Особую точку зрения выразил М. М. Агарков, которые не считал недействительную сделку юридическим фактом. По его мнению употребление словосочетания недействительная сделка не является верным. М. М. Агарков обосновывает это тем, что сделка - это всегда правомерное юридическое действие, которое приводит к возникновению, изменению или прекращению гражданского правоотношения, в то время как недействительная сделка не приводит к желаемым результатам и является действием неправомерным. Именно поэтому М. М. Агарков предлагал употреблять понятие «волеизъявление», которое может быть, как действительным (сделка), так и недействительным.2 В то же время М. М. Агарков необоснованно отождествляет волеизъявление и сделку, последняя из которых включает кроме волеизъявления еще и волю, а также соответствие двух этих категорий. Приравнивая две волеизъявление и сделку М. М. Агарков исключает те случаи, когда правопорядок обращается не к волеизъявлению, а именно к воле лица. 
     Противоположная точка зрения была выражена Д. И. Мейером, Г. Ф Шершеневичем, которая заключается в том, что недействительная сделка несмотря на то, что не приводит к желаемым результатам все же вызывает те или иные юридические последствия, отрицать существование, которых невозможно, следовательно, недействительная сделка не безразлична правопорядку, при этом являясь юридическим фактом.
     И, наконец, третья позиция по данному вопросу была выражена Н. Л. Девернуа, И. Б. Новицким, О. В Гутниковым. Суть ее заключается в том, что необходимо различать сделку-акт и сделку-правоотношение. Если придерживаться данной точки зрения, то недействительным будет является именно сделка-правоотношение как ненаступившее последствие сделки-акта. И. Б. Новицкий писал о том, что если воля выражена т. е. если она приобрела форму волеизъявления отрицать, то что это является фактом невозможно. Волеизъявление как факт может быть безразличным для правопорядка, но оно не может быть признано недействительным3. 
     Если все же признавать недействительную сделку юридическим фактом, то для понимания природы данного явления необходимо определение того, каким именно юридическим фактом является недействительная сделка. Классическим подходом к классификации юридических фактов является деление обстоятельств реальной действительности по волевому критерию, т. е. зависит ли юридический факт от воли и сознания человека или нет. В соответствии с этим подходом все юридические факты делят на события и действия. В свою очередь правомерные действия в зависимости от наличия или отсутствия юридической направленности делят на юридические акты и поступки. Если опираться на этот подход, то безусловно недействительная сделка будет отнесена к юридическим актам. 
     При этом названный общепринятый подход классификации юридических фактов не является единственным. Так, В. А. Белов считает, что критерием для деления действий как юридических фактов, является не направленность на юридический результат, а отношение права к этой направленности или ее отсутствию. Юридическим актом будет являться то действие, к направленности которого право относится положительно, покровительствует ему. Если юридическая направленность отсутствует, то это в любом случае юридический поступок. При этом если направленность имеется, но право относится к ней негативно или безразлично, то оно само устанавливает правовой результат, отличный от задуманного лицом, который может быть, как желательным для данного лица, так и нежелательным (негативным), и в этом случае перед нами снова будет юридический поступок. Именно поэтому Белов считает, что лишь юридические поступки возможно делит на правомерные и неправомерные4. В соответствии с этим подходом недействительная сделка будет относится к юридический поступкам, т. к. не приводит к желаемому сторонами результату. 
     Отсюда вытекает еще одна проблема: является ли недействительная сделка сделкой вообще? Но прежде чем ответить на этот вопрос необходимо уяснить, что есть сделка в гражданском праве. Легальное определение данного понятия закреплено в ст. 153 ГК РФ: «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». При этом назвать удачным данное определение нельзя, в первую очередь из-за того, что законодателем упущен ряд важных признаков определяющих природу сделок, что негативно сказывается не только на понимании данного явления, но и осложняет изучение и применение положений о недействительности сделки.
      По мнению В. А.  Белова сделку также характеризуют такие признаки как 1) основательность, 2) индивидуалистическая направленность,                               3) правомерность. Не предусматривая в ГК эти три признака, законодатель упускает тот факт, что под легальное определение сделки подпадают, например, корпоративные акты, которые объективно сделками не являются.5  
     К. И. Скловский также считает, что легальное определение сделки не до конца характеризует данное явление. По его мнению, сделку отличает ее принципиальная не полезность т. к. сама сделка никаких фактических потребностей человека не удовлетворяет, а лишь выступает юридическим инструментом, невидимой связью между контрагентами, которая гарантирует им удовлетворение их фактических потребностей. Не учитывая этот аспект, под определение сделки опять-таки подпадаю явления сделками не являющиеся. Так, Скловский приводит пример о том, что, когда человек строит дом, чтобы в дальнейшем приобрести право собственности на него, он совершает действие, наплавленное на приобретение права и создание правоотношения (т. е. данное действие формально подпадает под определение сделки закрепленное в ГК), при этом сделкой это действие не будет, т. к. оно является полезным и непосредственно удовлетворяет потребность человека. Кроме этого Скловский выделяет еще один признак который характеризует сделку, который заключается в том, что сделка с согласия лица делает его в каком-то смысле «уязвимым» т. к. после ее заключения лицо может приобрести обязанность или утратить право без его воли.6  
     Если основываться на втором подходе к классификации юридических фактов, то безусловно недействительная сделка не будет являться сделкой т. к. последняя – это юридический акт, а не поступок. Если же опираться на классический подход, то однозначного ответа на поставленный вопрос нет.
     Так, И. Б. Новицкий считал, что все недействительные сделки являются юридическими фактами, но при этом не все из них можно назвать сделками. По его мнению, те недействительные сделки, которые нарушают запрет закона являются противоправными действиями, т. е. правонарушениями. Все остальные составы недействительных сделок, не смотря на их неспособность приводить к желаемым результатам, И. Б. Новицкий считал сделками.7
      Н. В Рабинович признавала то, что любая недействительная сделка является сделкой, обосновывая это тем, что данный юридический факт является волевым действием, выраженным в определенной форме (волеизъявление).8  Но встает вопрос возможно ли такое признание, если недействительная сделка не приводит к желаемому юридическому результату? По мнению О. В. Гутникова сделка как юридический факт всегда имеет юридическую направленность, при этом само наступление последствий, на которые сделка была направлена не является обязательным (факт недействительной сделки приводит к юридическому результату, хотя и нежелательному для сторон или стороны), т. к. в законе на это ничего не указывает, и иной позиции не вытекает из классического учения о сделках Карла Фридриха фон Савиньи.9
Недействительная сделка: противоправная или нет?
     Еще одной нерешенной проблемой в отечественной цивилистике является вопрос о том является ли недействительная сделка явлением неправомерным, и если да, то во всех ли случаях. 
     Так, по мнению Н. В. Рабинович недействительные сделки являются противоправными, т. к. не соответствуют требованиям закона. При этом она отмечает, что подобные сделки являются правонарушениями, но не деликтами, в связи с тем, что признаком последних является виновность.10 
     По мнению И. Б. Новицкого недействительные сделки по ст. 30 ГК РСФСР 1922 г. (сделки, совершенные с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделки, направленные к явному ущербу для государства) являются правонарушениями, в остальных же случаях недействительные сделки правомерны.11
     Противоречива по данному вопросу позиция Белова, по мнению которого оспоримая сделка является правомерной, одновременно с этим к недействительным сделкам автор относит ничтожные и оспоренные сделки, которые являются, по его мнению, противоправными. Получается, что до судебного решения оспоримая сделка является правомерной, а после оспаривания становится противоправной, что, по-моему, является ошибочным. Судебный акт может лишить сделку способности производить желаемые последствия, но он не может сделать из правомерной сделки противоправную, т. к. по сути юридический акт остается прежний. 
     При всем многообразии взглядов абсолютное большинство современных юристов стоит на позиции неправомерности недействительной сделки, аргументируя свою точку зрения тремя основными тезисами: 1) недействительная сделка наносит вред гражданскому обороту, 2) она не соответствует предписаниям закона, 3) за совершение недействительной сделки предусмотрены санкции. Рассмотрим каждый из трех тезисов отдельно.
     1) Действительно с первым аргументом, который приводят сторонники неправомерности недействительных сделок, трудно поспорить. Безусловно большинство недействительных сделок наносит вред гражданскому обороту, т. к. в связи с их осуществление может произойти и происходит нарушение прав и интересов контрагента, третьих лиц и государства. Но сторонники данной позиции упускаю тот факт, что в некоторых случаях недействительная сделка по решению суда может быть признана действительной. Так, в соответствии с п. 2, ст. 172 в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего, аналогичная ситуация обстоит со сделками, совершенными недееспособными (п. 2, ст. 171) То есть эти нормы фактически подтверждают то, что недействительная сделка может быть полезной для того или иного субъекта.  Интересной по данному вопросу является позиция О. Д. Тузова, который считает, что недействительная сделка не может быть вредной сама по себе, в то время как общественно вредным может быть лишь реальное поведение, основанное на такой сделке.12 С этой точкой зрения сложно согласится, т. к. тот факт, что недействительная сделка не наносит вред реальной действительности непосредственно, еще не означает, что она является безвредной, а то и полезной, ведь такая сделка является мотивом, которые побуждает совершать те или иные неблагоприятные действия. Если бы не было недействительной сделки, то и не было бы общественно вредных действий.  
     2) Наиболее часто встречающимся аргументом того, что недействительная сделка является противоправной считается довод о том, что такая сделка не соответствует закону хотя бы потому, что существует специальная норма, посвященная подобной недействительности. 
     Конечно если считать, что любое малейшее отклонения от предписания закона приводит к противоправности, то недействительная сделка тоже будет являться противоречащей закону. Но при этом наиболее распространённым подходом к противоправности является мнение о том, что неправомерным в гражданском праве является то, что нарушает требования и запреты т. е. императивные нормы, в свою очередь нормы посвящённые недействительности сделок таковыми не являются, а, следовательно, наличие таких норм и несоответствие им существующих сделок не приводит к их противоправности. 
     Позиция о том, противоправными являются недействительные сделки, противоречащие именно императивным нормам, нашла свое отражение в нововведениях в ст. 168 ГК РФ. Данная статья в прежней редакции закрепляла то, что сделка, не соответствующая требованиям закона, является недействительной. При этом формулировка «не соответствующая требования» не является удачной, т. к. под нее подпадали все случаи, в которых не были соблюдены малозначимые предписания, не играющие важной роли. В результате чего ст. 168 фактически стала инструментом для инициирования споров о недействительности сделок недобросовестными лицами. После преобразования на смену «не соответствующая требованиям» пришла формулировка «нарушающая требования», что явно указывает на несоответствие сделки именно императивным нормам.
     Еще В. П. Шахматов заметил то, что сложно назвать противоправной недействительную сделку, совершенную под влиянием заблуждения.13 Так, если два контрагента заключают по всем правилам договор купли-продажи какого-либо товара, который на момент сделки уже был уничтожен пожаром, но ни один из контрагентов об этом не знал, то такая сделка будет являться недействительной, но при этом ничего противоправного в ней нет, просто на просто она не может быть исполнена по объективным причинам, которые уже существовали на момент заключения сделки. 
     Также нельзя назвать противоправными ничтожные сделки с недееспособными или малолетними, в связи с тем, что последние не осознают того факта, что они не могут совершать какие-либо юридические акты в том числе и сделки. В свою очередь дееспособная сторона и третьи лица могут и не подозревать о статусе контрагента. 
     Кроме этого, как уже было описано выше ничтожные сделки с недееспособными и малолетними по решению суда могут стать действительными. Аналогичная ситуация возможна со сделками, для которых предусмотрена обязательная нотариальная форма. В случае если одна из сторон полностью или частично исполнила подобную сделку, но при этом контрагент уклоняется от нотариального удостоверения данного акта, суд может признать сделку действительной. Этот факт еще раз доказывает, что мнение о том, что все недействительные сделки противоправны является ошибочным, иначе получалось был что в подобных случаях суд осознанно одобряет и поощряет неправомерные действия. 
     3) Юристы, считающие недействительные сделки неправомерными действиями, ссылаются также на тот факт, что за такие действия предусмотрены так называемые «санкции», под которыми подразумевают возврат сторонами всего полученного по сделке т. е. реституцию и конфискацию переданного по сделке в доход государства, в ущерб стороне, которая действовала умышленно. Но этот довод не выдерживает критики в связи с тем, что реституция и конфискация возможны лишь в том случае если сделка частично или полностью реализована, в иных ситуациях применение данных юридических инструментов невозможно. Таким образом получается, что пока недействительная сделка не исполнена она является правомерной, и применение каких-либо санкций к лицам, ее совершившим невозможно, но как только недействительная сделка хотя бы частично исполнена, она становится противоправной. Как видно данный закономерный вывод является нелогичным и абсурдным. 
     Таким образом проанализировав три основных аргумента сторонников того, что недействительная сделка является противоправной, можно сделать вывод о то, что далеко не каждая недействительная сделка является неправомерной. Кроме этого существует позиция совершенно отличная от упомянуты выше. Так, по мнению О. Д. Тузова формы правовой оценки действительность / недействительность и противоправность / правомерность являются самостоятельными и непересекающимися, т. к. имеют под собой различные основания. Недействительным или действительным может быть правовой смысл (значение, которое придает лицо своим действиям) сделки, но в связи с тем, что сама по себе она не может причинить вред субъективным правам и общественным отношениям правовая оценка с точки зрения правомерности невозможна, т. к. «правопорядок никогда не в состоянии ни запретить, ни разрешить проявление правового смысла в действиях человека».14
Основания недействительности слелок.
     В соответствие с п. 1, ст. 166 сделка может быть признана недействительной по основания установленным законом, при этом прежняя редакция закрепляла то, что основания недействительности предусматривает лишь сам ГК, но данная формулировка не отражала правды. Так, например, основания недействительности закреплены в п.3, ст.22 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (сделка с заинтересованностью заинтересованность руководителя унитарного предприятия, совершена с нарушением требований может быть признана недействительной), п. 1, ст. 61.2 ФЗ «О банкротстве» (сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки) и т. д.
     Под основанием недействительности понимается обстоятельство, с которым закон связывает неспособность сделки привести к юридическим последствиям, на наступление которых была направлена воля стороны или сторон. При этом данные обстоятельства должны присутствовать именно на момент совершения сделки, все остальное, что произошло после, не может повлиять на действительность или недействительность данного акта. Это положения хотя и не закреплено непосредственно в законе является общепризнанным и не подвергается оспариванию. 
     Если говорить о классификации оснований недействительности сделок то их можно разделить по отдельным элементам правоотношения исходя от условий действительности сделки: пороки субъектного, пороки воли, пороки волеизъявления (формы) и пороки содержания. 
     Кроме этого основания недействительности сделок можно разделить на абсолютные, которые всегда приводят к недействительности (ничтожные сделки) и относительные, которые требуют усмотрения суда, т. е. формулировка «может быть признана» означает то что суд не обязан признавать сделку недействительной даже если имеется порок предусмотренный законом. Судебная практика стоит на позиции, а теперь и кодекс закрепляет то что оспоримая сделка может быть признана недействительной лишь в том случае, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Т. е. если для лица неблагоприятных последствий не наступила сделка останется действительной. 
     Недействительные и несуществующие сделки.
     Дискуссионным является вопрос о разграничении недействительной и несуществующей сделок (незаключенного договора). На данный момент российский правопорядок фактически различает две эти категории при этом, проблема не является решенной. 
     В римском праве подобного различия не делалось, и ничтожная сделка фактически признавалась несуществующей.  Впервые разграничение недействительности (ничтожность или оспоренная сделка, которая приравнивается к ничтожной) и несуществования появилось во Франции в XIX веке. Это было связано с тем, что возникла необходимость уничтожения сделок, которые не имеют права на существования по объективным причинам, но при этом они не могли быть признаны недействительными в связи с отсутствием подходящей нормы. В частности, к подобным случаям относились браки между представителями одного пола. Французский правопорядок не мог признать подобную сделку недействительной в соответствие с законом, именно в связи с этим появились идея и возможность признания сделки несуществующей.   В дальнейшем данное разграничение вышло за пределы семейного права, а вскоре было перенято германским, итальянским, российским правопорядками.15 
Большинство юристов стоит на позиции разграничения двух категория. Так, например, Рабинович, Новицкий, Девернуа, Мейер писали о том, что необходимо отличать недействительную и несуществующую сделки. При этом сторонники данной точки зрения  обосновывают свою позицию двумя основными тезисами: 1. недействительная сделка не существует лишь юридически, но фактически она есть. В то время как несуществующая сделка не существует как юридически, так и фактически. «То, что не существует, не может составлять и предмет ничтожности», - такова логика сторонников данной позиции.  При всем этом сторонники данной точки зрения необоснованно подменяют юридическую реальность на социальную, говоря о том, что сделка может быть фактической. Сделка - это юридическая категория и она не может быть эмпирическим фактом. Одновременно с этим так или иначе  существует определенный фактический состав, которые претендует на статус сделки, а следовательно несуществующая сделка это не ничто. То что несуществующая сделка существует фактически доказывает то что она признается таковой лишь в судебном порядке, а  предметом иска о признании договора незаключенным не может являться «ничто».  2. Второй аргумент заключается в том, что недействительна сделка в некоторых случаях приводит к тем или иным последствиям (ответственность за убытки, вызванные доверием к действительности договора), а кроме этого может быть исцелена, или преобразована в подходящую сделку. По мнению О. Д. Тузова данный аргумент не является убедительным, в связи с тем, что далеко не все недействительные сделки приводят к тем или иным последствиям, не все могут быть исцелены или преобразованы. При этом разграничивать недействительные и несуществующие сделки лишь на основе того что первые в некоторых случаях могут приводить к последствиям (могут быть исцелены, преобразованы) не является верным, т. к. это не характеризует институт недействительности в целом16 
 Основной целью такого разграничения как следует из вышеописанного примера является заполнение пробелов в праве, в случае если правопорядок очень жестко регулирует недействительность сделок. Именно поэтому встает вопрос: в чем заключается необходимость существования данного разграничения в российском праве, при наличии таких статей как 168 и 169 ГК РФ, которые могут уничтожить любую «сделку», не имеющую права на существование, даже самую изощренную? 
Касательно несуществующей сделки (незаключенного договора) российское законодательство использует такие формулировки как "договор считается незаключенным" (абз. 2 п. 1 ст. 555 ГК; п. 1 ст. 654 ГК) или "договор не считается заключенным" (п. 2 ст. 465 ГК;  ч. 2 ст. 554 ГК; п. 3 ст. 607 ГК). Также данный вывод выводится путем логического толкования п. 1 ст. 432 ГК, согласно которому "договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора" При этом существенными являются условия о предмете договора, условия, которые предусмотрены законом или иным нормативным актом (при несогласовании условия о цене в договоре продажи недвижимости - абз. 2 п. 1 ст. 555 ГК), а также те, которые определены сторонами договора как существенные. Несмотря на то, что законодатель использует термин договор данные положения непосредственно относятся и к односторонним сделкам если это не противоречит их существу (ст. 156) 
Несмотря на кажущуюся определеннотсь на самом деле единой концепции незаключенного договора не выработано в российском законодательстве, в результате чего происходит смешение двух категория. Так, например, п. 2, ст. 162 говорит о том что В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. Одновременно с этим п. 1, ст. 432 закрепляет, что договор читается заключенным лишь в требуемой в подлежащих случаях форме, т. е. в случае несоблюдения требуемой формы (в частности простой письменной) договор считается незаключенным. Таким образом мы имеем ситуацию, когда один и тот же договор будет являться и недействительным и незаключенным. 
Кроме этого до недавнего времени договор, подлежащий государственной регистрации, считался незаключенным если он был не зарегистрирован. Но в данной ситуации фактически происходило вмешательство публичного права в частное. Не смотря на то что воля обеих сторон выражена договор считался заключенным лишь после акта государственного служащего. При этом была утеряна суть государственной регистрации тех или иных объектов гражданских прав, а именно информирование о договоре третьих лиц. Именно для того, чтобы ликвидировать данное противоречие арбитражная судебная практика пошла путем признания подобных незарегистрированных договоров заключенными для сторон сделки, а для третьих лиц несуществующими до момента регистрации. В дальнейшем данная позиция нашла свое отражение в п. 3, ст. 433 ГК РФ. 
При всем этом разграничение недействительных и несуществующих сделок лишь усложняет правоприменительную практику, в то время как две эти категории практически ничем не отличаются. Так по мнению О, В.  Гутникова разница между двумя категориями сводится к тому, порок несуществующих сделок лежит во внешней стороне действия, а порок недействительных сделок может лежать как во внешней стороне действия, так и во внутренней.17 Помимо этого, единственным существенным отличием является то что в случае с недействительной сделкой применяется реституция, а в случае с незаключенным договором возникают обязательства из неосновательного обогащения. Но данное различие является формальным, а не материальным, а следовательно не оправдывает данное разграничение. 
По моему мнению существовании незаключенного договора необходимо лишь в исключительных случаях. Например, когда происходит подделка договора, то есть в той ситуации, когда лицо не принимавшее участие в заключении сделки и не дававшее согласие на заключение, является стороной подложного договора, безусловно необходимо признавать такую сделку несуществующей, 
Отождествление в некоторых случаях недействительных и несуществующих сделок, могло бы избавить российский правопорядок от многих коллизии, и облегчить практику. Правильность данного вывода подтверждает также тот факт, что Франция в которой зародилось разграничение двух категорий, отказалась от этого. К тому же для российского права это не должно составить большого труда в связи с существованием ст. 168: если норма закрепляет, то или иное условие в качестве существенного, но стороны не предусматривают его, то такой договор может быть признан недействительным по ст. 168 как нарушающий требования закона. 
     
    
    
    



    
    


    
    ОСПОРИМОСТЬ И НИЧТОЖНОСТЬ
     Как уже указывалось выше в римском праве существова.......................
Для получения полной версии работы нажмите на кнопку "Узнать цену"
Узнать цену Каталог работ

Похожие работы:

Отзывы

Незаменимая организация для занятых людей. Спасибо за помощь. Желаю процветания и всего хорошего Вам. Антон К.

Далее
Узнать цену Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Экспресс-оплата услуг

Если у Вас недостаточно времени для личного визита, то Вы можете оформить заказ через форму Бланк заявки, а оплатить наши услуги в салонах связи Евросеть, Связной и др., через любого кассира в любом городе РФ. Время зачисления платежа 5 минут! Также возможна онлайн оплата.

Рекламодателям и партнерам

Баннеры на нашем сайте – это реальный способ повысить объемы Ваших продаж.
Ежедневная аудитория наших общеобразовательных ресурсов составляет более 10000 человек. По вопросам размещения обращайтесь по контактному телефону в городе Москве 8 (495) 642-47-44