VIP STUDY сегодня – это динамично развивающаяся Компания, сотрудники которой ежемесячно выполняют сотни эксклюзивных заказов на самые востребованные виды работ, такие как:
  • Дипломы на заказ
  • Курсовые на заказ
  • Рефераты на заказ
  • Отчеты по практике
  • Диссертации на заказ
Заказать
Главная / Рефераты / Нормы международного гуманитарного права об обязательствах государств и практика их реализации в законодательстве Российской Федерации

Нормы международного гуманитарного права об обязательствах государств и практика их реализации в законодательстве Российской Федерации

Социальная ценность и эффективность правовых норм, в том числе и норм международного права, в конечном счете проявляются в процессе их реализации. Право, в том числе и международное, оценивается не только тем, насколько оно развито и какие существуют нормы, но и как они осуществляются на практике <1>. Именно этот процесс, как подчеркивает С.В. Черниченко, и есть жизнь права <2>. Значительная часть норм международного права реализуется на внутригосударственном уровне. Как верно указывает В.В. Гаврилов, "в современных условиях, когда решение глобальных проблем мира, стабильности и международного правопорядка ставится в прямую зависимость от эффективности действия международного права, особую значимость приобретает проблема надлежащего осуществления его предписаний на практике" <3>. Истинный потенциал нормы (как международной, так и национальной) раскрывается именно в процессе воплощения ее предписаний в жизнь. В процессе реализации право предстает перед нами в действии составляющих его норм, что выражает динамику права <4>. -------------------------------- <1> См.: Хлестов О.Н. Организация Объединенных Наций; ее перспективы // Российский ежегодник международного права. 2004. СПб., 2005. С. 11. <2> См.: Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М., 1993. С. 39. <3> См.: Гаврилов В.В. Международный механизм контроля за имплементацией универсальных актов о правах человека // Московский журнал международного права. 1995. N 4. С. 24. <4> См.: Юрова Н.М. Международное гражданское процессуальное право: теоретические основы имплементации норм в правовой системе Российской Федерации. М.: Волтерс Клувер, 2008. Внутригосударственная реализация норм международного права составляет важный аспект теории правовой системы России. "Если вопросы создания норм международного права, его сущности, - отмечает А.П. Мовчан, - разрабатывались в течение достаточно долгого периода времени, то проблемы функционирования международного права, реализации его норм стали предметом серьезного исследования только в последние годы" <1>. При этом исследования в этой области ведутся представителями различных наук. -------------------------------- <1> См.: Курс международного права: В 7 т. М., 1989. Т. 1. С. 335. К сожалению, в общей теории права большинство понятий, категорий и конструкций формулируется без учета "международно-правовой материи" и в силу этого страдают односторонностью <1>. Как отмечал Г.И. Тункин, "международное право является особой системой права, и механическое перенесение в эту систему понятий и категорий внутреннего права недопустимо. Всегда нужно учитывать особенности международного права" <2>. Важно помнить и об обратном. Российские теоретики права обычно ограничиваются тем, что воспроизводят ч. 4 ст. 15 Конституции РФ <3> и указывают на приоритет договоров перед законодательством <4>. Анализ места норм международного права в правовой системе России проводится крайне редко <5>. -------------------------------- <1> См.: Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. Воронеж, 2000. С. 30. <2> См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970. С. 273. <3> См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 410, 411; Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. М., 2005. С. 450, 451; Общая теория права и государства: Учеб. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2001. С. 400. <4> См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 450, 451; Сырых В.М. Теория государства и права: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 248; Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. С. 410, 411; Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2005. С. 410, 411. <5> См.: Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 2002. С. 525 - 543; Марченко М.Н. Теория государства и права: Учеб. 2-е изд. М., 2005. С. 496 - 503. В отраслевых дисциплинах ситуация следующая. С одной стороны, практически все ученые, опираясь на положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, делают вывод: международные договоры являются частью соответствующей отрасли права или законодательства <1>. Однако понятия "правовая система России" и "право России" нельзя отождествлять <2>. Международное право - самостоятельная система права, не совпадающая с правом какого-либо государства. Международное право и право России отличаются друг от друга по кругу субъектов, по источникам, по способу образования правовых норм и другим характеристикам. Конкретные правила международно-правовых норм анализируются при исследовании различных аспектов правового положения физических и юридических лиц <3>; как правило, речь обычно идет о регулировании того или иного специального статуса субъекта нормами отдельных международных конвенций. -------------------------------- КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Конституции Российской Федерации Г.Д. Садовниковой включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006 (издание 3-е, исправленное и дополненное). <1> См.: Нечаева А.М. Семейное право: Курс лекций. М., 1999. С. 325; Трудовое право: Учеб. / Под ред. О.В. Смирнова. М., 2004. С. 53; Садовникова Г.Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001; Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. М., 2002. <2> См.: Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. С. 13, 14; 31; Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. N 3. С. 117 - 119; Нешатаева Т.Н. К вопросу о правовых системах, регулирующих международные отношения // РЕМП. 1993 - 1994. М., 1994. С. 49; Бирюков П.Н. О понятии "правовая система субъекта Российской Федерации" // К новой концепции взаимоотношений центра, регионов и местного самоуправления: Мат-лы межд. конф. / Отв. ред. Н.В. Бутусова. Воронеж, 1999. С. 42; Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе Российской Федерации. Воронеж, 2000. С. 29, 30; Гаврилов В.В. Теории трансформации и имплементации норм международного права в отечественной правовой доктрине // Московский журнал международного права. 2001. N 2. С. 59; Восканов С.Г. Процесс и способы согласования норм внутригосударственного права с нормами международного права // Право: теория и практика. 2003. N 4; www.yurclub.ru/ docs/ pravo/ 0403/ 3.html; Талалаев А.Н. Соотношение международного и внутригосударственного права и Конституция Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1994. N 4. С. 4; Muellerson R. Ordering Anarchy. International Law In International Society. The Hague, 2000. P. 199; Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982. С. 61; Тихомиров Ю.А. Право: национальное, международное, сравнительное // Государство и право. 1999. N 8. С. 6; Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. 1995. N 2. С. 18; Черниченко С.В. Теория международного права: В 2 т. М., 1999. Т. 1: Современные теоретические проблемы. С. 133. <3> См.: Гражданин и предприниматель в российском и зарубежном суде: правовая помощь / Под ред. Т.Н. Нешатаевой. М., 2002; Порохов М.Ю. Гражданско-правовые споры участием иностранных лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001; Ковалев С.А. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999; Мамаев А.А. Процессуальная праводееспособность иностранных граждан и юридических лиц в России // Правоведение. 1999. N 4. С. 91 - 95. В науке международного права основное внимание уделяется механизму имплементации международно-правовых норм <1>, теории соотношения международного и внутригосударственного права <2>, определению места норм международного права в правовой системе России <3> и общим вопросам применения судами норм международного права <4>. Большинство работ посвящено изучению действия в России норм международных договоров <5>. Достаточно редки исследования реализации в нашей стране общепризнанных норм международного права <6> и норм, закрепленных в недоговорной форме. В этой связи представляется важным выяснить степень готовности российской правовой системы к реализации международно-правовых обязательств РФ. -------------------------------- <1> См.: Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980; Игнатенко Г.В. Международно-правовые размышления о некоторых конституционных постулатах // Конституции России 10 лет: опыт реализации: Сб. науч. тр. Тюмень, 2003. С. 149 - 154; Черниченко С.В. Реализация международно-правовых норм, ее предпосылки и результаты // СЕМП. 1980. М., 1981. <2> См.: Буткевич В.Г. Соотношение внутригосударственного и международного права. Киев, 1981; Игнатенко Г.В. Взаимодействие внутригосударственного и международного права. Свердловск, 1981; Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. N 3. С. 114 - 126; Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982; Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М., 1984; Черниченко С.В. Объективные границы международного права и соотношение международного и внутригосударственного права // СЕМП. 1984. М., 1986. <3> См.: Бахин С.В. Унификация права и правовая система Российской Федерации. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия: Мат-лы Всероссийского совещания / Под ред. М.А. Митюкова, С.В. Кабышева, В.К. Бобровой, А.В. Сычевой. М., 2004. С. 96 - 104; Винникова Р.В. Соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации // Вестник Челябинского университета. 2001. N 2(2). (Сер. 9. "Право.") С. 58 - 67; Ганюшкин Б.В. Проблемы трансформации и имплементации международно-правовых норм в отечественной доктрине международного права // Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия: Мат-лы Всероссийского совещания. С. 77 - 87; Лукашук И.И. Применение норм международного права в свете Федерального закона о международных договорах России // Российский юридический журнал. 1996. N 4; Марочкин С.Ю. Юридические условия действия международного права в правовой системе Российской Федерации // МЖМП. 1998. N 2; Марочкин С.Ю. Законодательное, доктринальное и практическое освоение конституционного принципа о нормах международного права в правовой системе России // Применение международных договоров в области прав человека в правовой системе Российской Федерации: Сб. науч. тр. Екатеринбург, 2003. С. 60 - 64; Игнатенко Г.В. Гражданское судопроизводство и международное право: новеллы в ГПК РСФСР // Российский юридический журнал. 2000. N 3. С. 45 - 50; Терешкова В.В. Применение норм международного права в судебной системе Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1998; Терешкова В.В. Судебные аспекты непосредственного применения норм международного права // Российский юридический журнал. 1997. N 2. <4> См.: Марочкин С.Ю., Лесин А.В. Еще раз к вопросу о том, подлежат ли применению неопубликованные международные договоры // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 1; Марочкин С.Ю. Материальные и процессуальные вопросы применения норм международного права в судебной практике // Российский юридический журнал. 2003. N 1. С. 42 - 45; Марочкин С.Ю. К 10-летию Конституции Российской Федерации: проблемы реализации принципа о нормах международного права как составной части правовой системы России // Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия: Мат-лы Всероссийского совещания / Под ред. М.А. Митюкова, С.В. Кабышева, В.К. Бобровой, А.В. Сычевой. М., 2004. С. 48 - 55; Игнатенко Г.В., Марочкин С.Ю. Постановление Пленума Верховного Суда России от 10 октября 2003 г. и международно-правовые реалии // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2004. N 4. С. 26 - 31. <5> См.: Жаркова О.А. Имплементация Россией правил международных договоров Российской Федерации относительно предотвращения загрязнения морской среды с судов // Правоведение. 2001. N 6. С. 166 - 173; Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Тюмень, 1998; Марочкин С.Ю. Какие международные нормы и договоры подлежат применению судами // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 1. С. 43 - 48; Мюллерсон Р.А. Национально-правовая имплементация международных договоров // СЕМП. 1978. М., 1980. С. 125 - 136; Саваськов П.В. Российское законодательство и международное право: проблемы взаимодействия и имплементации // Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия. С. 87 - 93; Суворова В.Я. Обеспечение реализации договорных норм международного права (юридическая природа) // Советское государство и право. 1991. N 9. С. 116 - 122; Хижняк В.С. Роль органов судебной власти в процессе взаимодействия национального права России и международного права // Правоведение. 2003. N 4. С. 31 - 38. КонсультантПлюс: примечание. Статья Т.Н. Нешатаевой "Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник ВАС РФ", 2004, N 3. <6> См.: Барнашов А.М. Общепризнанные принципы и нормы международного права и российское законодательство // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. науч. тр. Томск, 2004. Ч. 17. С. 103 - 113; Бирюков П.Н. Роль международно-правовых норм в формировании гражданского общества в Российской Федерации // Становление гражданского общества: личность, самоуправление, власть / Под ред. Т.Д. Зражевской. Воронеж, 2002. С. 47 - 57; Кожевников Ф.И. Общепризнанные принципы и нормы международного права: некоторые общетеоретические аспекты // Советское государство и право. 1959. N 12. С. 15 - 25; Митюков М.А. О применении конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров // Конституционное правосудие и международно-правовые стандарты прав человека в России. Нальчик, 2002. С. 31 - 42; Нешатаева Т. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Хозяйство и право. 2004. N 5. С. 121 - 128; Пятов А.Л. Общепризнанные принципы и нормы международного права в области метрологии // Российский ежегодник международного права. 2004. СПб., 2005. С. 328 - 338; Ярмухаметова Г.З. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации как источники конституционного права России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. Правомерное поведение государств и иных субъектов международного права, направленное на осуществление целей международных норм и выражающееся в их соответствующих действиях или в воздержании от таких действий, составляет процесс, обозначаемый в международно-правовой науке и практике как имплементация норм международного права <1>. -------------------------------- <1> Термин "имплементация" получил широкое распространение в многочисленных резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и ее органов, во многих международных конвенциях и других международно-правовых актах и буквально означает "претворение в жизнь в соответствии с определенной процедурой", "обеспечение практического результата и фактического выполнения конкретными средствами". Международное право в целом, за исключением тех норм, которые адресованы международным организациям <1>, осуществляется с помощью внутригосударственного права. Нормы МГП налагают обязательства на государство в целом, а не на отдельные его органы или должностных лиц. Законодательство РФ призвано конкретизировать международно-правовые обязательства, определяя органы государства (и должностных лиц), ответственные за выполнение норм МГП. Имплементация норм МГП в широком смысле - это совместная организационно-правовая деятельность государств и международных организаций, направленная на осуществление целей международно-правовых норм на международном уровне. Под имплементацией норм МГП в узком смысле следует понимать осуществление норм международного права на территории государства в сфере действия внутригосударственного права с помощью последнего в соответствии с определенной процедурой, обеспечиваемой организационно-правовой деятельностью органов государства, направленной на фактическое выполнение принятых государством международных обязательств. -------------------------------- <1> Эти нормы для своей реализации могут нуждаться в дополнительных нормах, регулирующих внутреннюю деятельность организации (т.е. нормах внутреннего права международной организации, в частности МУС). По характеру правореализующих действий возможно выделить четыре формы имплементации: соблюдение <1>, исполнение <2>, использование <3> и применение <4>. Как показывает практика, для имплементации норм МП необходимо вносить коррективы, добавлять или уточнять предписания российских нормативных правовых актов. Несмотря на то что в юридической литературе для обозначения способов имплементации (трансформация, отсылка, инкорпорация, легитимация, адаптация, рецепция) встречаются различные термины, реально существуют лишь два - отсылка и инкорпорация. Отсылка - это обеспечение выполнения международного договора, нормы которого сформулированы достаточно конкретно и полно, путем указания во внутригосударственном правовом акте на то, что в установленных случаях надлежит применять правила международного договора. Более универсальным способом имплементации является инкорпорация - принятие норм внутригосударственного права (изменение или отмена уже существующих), способствующих исполнению предписаний МГП. Это дает возможность внести в первоначальный текст правовых актов все последующие официальные изменения и дополнения, исключить отмененные нормы, выявить несогласованности, противоречия. Договорные и обычные нормы МГП, став частью правовой системы РФ, применяются в соответствии с ее целями и принципами, в установленном ею процессуальном порядке, но толкуются и применяются с учетом МГП. -------------------------------- <1> Соблюдение имеет особое значение для имплементации норм, содержащих запреты, и состоит в том, что субъекты МГП реализуют свои юридические обязанности посредством воздержания от определенных действий. <2> Особенность исполнения выражается в том, что субъекты независимо от собственного желания должны совершать активные действия, предусмотренные нормами МГП. <3> Особенность использования состоит в том, что субъекты могут совершать действия, которые дозволены нормами МГП. <4> Применение (в специальном смысле) представляет собой осуществление властных полномочий при решении конкретных вопросов на основе юридических норм. Содержание правоприменительной деятельности выражается в издании на основе норм права индивидуализированных правовых предписаний (актов применения МГП) и осуществляется во взаимоотношениях субъектов МГП. На внутригосударственном уровне нормы МГП применяются не непосредственно, а опосредованно - путем придания их содержанию, правилу статуса норм внутригосударственного права отсылочной нормой. Международный механизм имплементации норм МГП представляет собой совокупность норм МГП, регламентирующих совместную организационно-правовую деятельность субъектов МГП, направленную на осуществление целей, заложенных в международных обязательствах. Ключевую роль в этом призван играть Совет Безопасности ООН. Вступление международного договора в силу на международной арене еще не делает его обязательным для субъектов внутригосударственного права - для этого необходимо совершение государственно-властных действий уполномоченными органами государства. Внутригосударственный механизм имплементации норм МГП представляет собой совокупность норм внутригосударственного права, устанавливающих процессуальный порядок реализации норм МГП, регламентирующих организационно-правовую деятельность органов государства и правоприменительную практику в связи с осуществлением норм МГП, направленную на обеспечение фактического выполнения принятых государством международных обязательств <1>. Связующим звеном между МГП и внутригосударственным правом России выступает Конституция РФ. -------------------------------- <1> Исходя из того что система государственных органов и установленная процедура их деятельности могут обеспечить функционирование механизма имплементации, выделяют следующие элементы обеспечения механизма имплементации: 1) конституционное обеспечение; 2) законодательное обеспечение; 3) административное обеспечение; 4) судебное обеспечение. В соответствии с Основными принципами и руководящими положениями, касающимися права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права от 16 декабря 2005 г. <1>, обязательство уважать, обеспечивать уважение и осуществлять международные нормы в области МГП вытекает из: a) договоров, стороной которых является государство; b) обычного международного права; c) национального законодательства каждого государства <2>. Государства должны, согласно требованиям международного права, обеспечить соответствие своего национального законодательства их международно-правовым обязательствам посредством: a) включения международных норм в области МГП в их национальное законодательство или их применения иным образом в рамках их национальной правовой системы; b) принятия надлежащих эффективных законодательных и административных процедур и других соответствующих мер, обеспечивающих на справедливых условиях эффективный и незамедлительный доступ к правосудию; c) обеспечения адекватных, эффективных, быстрых и надлежащих средств правовой защиты, включая возмещение ущерба; d) создания гарантии того, чтобы их национальное законодательство обеспечивало по меньшей мере такой же уровень защиты жертв, какой предусмотрен их международными обязательствами. -------------------------------- <1> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 2005 г. N 60/147 "Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права" (64-е пленарное заседание). Текст Резолюции официально опубликован не был. <2> Обязательство уважать, обеспечивать уважение и осуществлять международные нормы в области МГП включает, в частности, обязанность: a) принимать соответствующие законодательные и административные, а также иные надлежащие меры для предотвращения нарушений; b) проводить эффективные, незамедлительные, тщательные и беспристрастные расследования по фактам нарушений и, когда это целесообразно, принимать меры против предполагаемых виновников в соответствии с нормами национального законодательства и международного права; c) обеспечивать тем, кто утверждает, что стал жертвой нарушения прав человека или гуманитарного права, равноправный и эффективный доступ к правосудию, независимо от того, на ком в конечном счете может лежать ответственность за нарушение; d) предоставлять жертвам эффективные средства правовой защиты, включая возмещение ущерба. Имплементацию норм МГП призваны обеспечивать нормы конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, административного и военного права РФ. МГП обязывает государства обеспечить безусловное выполнение всех его норм как на международном, так и на внутригосударственном уровне. В этих целях государства должны принимать меры правового, организационного характера, а также те, что касаются обучения и распространения знаний (в частности, среди военнослужащих). Спектр вопросов, связанных с имплементацией международных обязательств в области МГП, весьма широк и требует координации деятельности многих заинтересованных органов государства. Большинство положений МГП являются нормами прямого действия и специально не требуют принятия дополнительных правовых мер на внутригосударственном уровне. Исключение составляет лишь прямое указание Женевских конвенций государствам-участникам "ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить" серьезное нарушение положений МГП <1>. При этом следует иметь в виду, что обязательства по МГП выполняются государством-участником в первую очередь не по отношению к своему населению, а к лицам и объектам другого участника вооруженного конфликта. -------------------------------- <1> См.: статьи 49 - 59 ЖК I; ст. ст. 50, 51 ЖК II; ст. ст. 129, 130 ЖК III; ст. 147 ЖК IV; ст. ст. 85 - 91 ДП I. МГП обязывает государства обеспечить безусловное соблюдение всех его норм, для этого предпринять различные меры правового, организационного характера, меры по обучению и распространению знаний и другие (всего более 40) <1>. Во всех четырех Женевских конвенциях прямо предусмотрено, что они будут официально переведены на русский язык (ст. 55 ЖК I, ст. 54 ЖК II, ст. 133 ЖК III, ст. 150 ЖК IV), а русский текст Дополнительных протоколов является аутентичным (ст. 102 ДП I, ст. 28 ДП II). Это сделано в целях распространения текстов соглашений, ознакомления с их предписаниями всего населения. Наряду с этим официальные тексты переводов Конвенций, Дополнительных протоколов, а также внутригосударственных законов и постановлений, принятых для обеспечения их применения, подлежат передаче участниками этих соглашений друг другу (ст. 48 ЖК I, ст. 49 ЖК II, ст. 128 ЖК III, ст. 145 ЖК IV, ст. 84 ДП I). -------------------------------- <1> В октябре 1986 г. МККК подготовил для 25-й Международной конференции Красного Креста документ "Меры, принимаемые государствами в мирное время, по выполнению Женевских конвенций и Дополнительных протоколов к ним", где содержится перечень мер по выполнению МГП. См.: Имплементация международного гуманитарного права: Сб. статей и докладов. М., 1998. С. 22 - 35. Мерами правового характера являются: а) принятие законов и постановлений в целях обеспечения применения норм МГП (ст. 48 ЖК I; ст. 49 ЖК II; ст. 128 ЖК III; ст. 145 ЖК IV; ст. 84 ДП I); б) установление запретов на использование частными лицами, фирмами и компаниями защитных эмблем и знаков (ст. ст. 53 - 54 ЖК I; ст. ст. 43 - 45 ЖК II); в) разработка специальной судебной процедуры для определения статуса лиц, в отношении которых имеются сомнения в их статусе военнопленных и, следовательно, в возможности предоставления соответствующей защиты (ст. 5 ЖК I; ст. 45 ДП I); г) определение перечня лиц, принадлежащих к личному составу вооруженных сил, утверждение званий и должностей военнослужащих, конкретизация категорий лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права (ст. 13 ЖК I; ст. 13 ЖК II; ст. 43 ЖК III); д) меры по реализации права военнопленных на переписку, получение посылок и денежных переводов (освобождение от уплаты таможенных, почтовых, транспортных и других сборов), денежного довольствия (ст. ст. 58 - 65, 70 - 74 ЖК III) и др. Перечень нормативных правовых актов России, в той или иной мере затрагивающих рассматриваемые вопросы, относительно невелик. Основным законом, регулирующим участие Вооруженных Сил РФ в вооруженных конфликтах, является Федеральный закон "Об обороне" 1996 г. Термин "оборона" используется в нем в широком значении - как "система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории" (ст. 1). Закон содержит нормы об организации обороны, полномочиях органов государственной власти в этой области, предназначении Вооруженных Сил и управлении ими, об основах деятельности Министерства обороны и Генерального штаба и др. Анализ современного российского законодательства о чрезвычайных и других кризисных ситуациях позволяет сделать вывод, что оно недостаточно совершенно. Так, в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (с изм.), прямо указано, что "усилению негативных тенденций в военной сфере способствует... несовершенство нормативной правовой базы" <1>. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1997. N 52. Ст. 5909. Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. N 24 Концепция изложена в новой редакции // Российская газета. 2000. N 11; СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 170. Законодательство, регулирующее данную сферу правоотношений, можно подразделить на две группы. Первая группа представлена Федеральными конституционными законами "О военном положении" <1>, "О чрезвычайном положении" (с изм.) <2>, Федеральными законами "О безопасности" (с изм.) <3>, "Об обороне" (с изм.) <4>, "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" (с изм.) <5>, "О Государственной границе Российской Федерации" (с изм.) <6>, "О статусе военнослужащих" (с изм.) <7>, "О воинской обязанности и военной службе" (с изм.) <8>, которые призваны создать единую систему правового обеспечения национальной безопасности и управления кризисными ситуациями. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 375. <2> СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277. <3> Ведомости СНД РФ. 1993. N 2. Ст. 77. <4> СЗ РФ. 1996. N 23. Ст. 2750. <5> СЗ РФ. 1997. N 9. Ст. 1014. <6> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 17. Ст. 594. <7> СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331. <8> Там же. N 13. Ст. 1475. Во вторую группу входят Законы "О милиции" (с изм.) <1>, "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" (с изм.) <2>, "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (с изм.) <3>, главной целью которых является правовое закрепление внутренней организации и основных направлений деятельности того или иного силового ведомства. -------------------------------- <1> Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503. <2> См.: СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711. <3> См.: СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269. В соответствии с п. 1 ст. 49, ст. ст. 50, 129, 146 всех четырех Женевских конвенций 1949 г. все государства-участники обязаны "ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения" МГП. Российское уголовное законодательство не должно включать международные договоры или их отдельные статьи в качестве самостоятельных источников норм российского уголовного права, но должно быть приведено в соответствие с принципами и нормами международного права (ч. 2 ст. 1 УК РФ 1996 г.). Уголовный кодекс РФ <1> в целом соответствует требованиям МГП в части установления ответственности за его серьезные нарушения. Глава 34 УК РФ озаглавлена "Преступления против мира и безопасности человечества" и включает восемь составов преступлений, каждый из которых является актом имплементации (инкорпорации) норм международного права в российском уголовном законодательстве. -------------------------------- <1> См.: СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954. В УК РФ состав преступления агрессии (ст. ст. 353, 354) сформулирован в соответствии с Уставом Нюрнбергского трибунала, где агрессия определена как "планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений", а также как "всякое участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из упомянутых действий" <1>. Отметим, что в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Определение агрессии", принятой на XXIX сессии в 1974 г., агрессия определяется как "применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, не совместимым с Уставом ООН" <2>. Текстуально повторяет данную формулировку п. 2 ст. 15 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества <3>. Субъектом данного преступления, очевидно, могут быть только высшие руководители государства и вооруженных сил (президент, премьер-министр, министр обороны и т.д.). В этой связи проблема толкования термина "агрессивная война" может стать непреодолимой силой для привлечения преступников к суду. -------------------------------- <1> См.: Действующее международное право: Сб. М., 1997. Т. 3. С. 764, 765. <2> См.: Действующее международное право: Сб. Т. 2. С. 199 - 202. <3> См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997. С. 223 - 225. По Уставу Нюрнбергского трибунала (ст. 6) военные преступления - это убийства; истязания; увод в рабство и для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства и истязания военнопленных; убийства заложников; разграбление общественной и частной собственности; разрушение городов и деревень, не оправданное военной необходимостью, и др. В проекте кодекса ПМБЧ (ст. 22) говорится об исключительно серьезных военных преступлениях, под которыми подразумеваются нарушения принципов и норм международного гуманитарного права. Статья 356 УК РФ квалифицирует военные преступления как "применение средств и методов ведения войны" и является бланкетной. Содержание диспозиции полностью не определяется в уголовном законе, а дополняется в статьях других нормативных актов. Но если в бланкетной диспозиции не содержится информация уголовно-правового характера, в частности, о форме вины субъекта преступления, о способе деяния или тяжести последствий, то нельзя разграничить основания уголовной и иной юридической ответственности. Таким образом, уровень бланкетности в ст. 356 УК РФ явно завышен. В ней деяние признается преступлением лишь в силу его незаконности, без определения признаков состава. Санкция статьи угрожает уголовным наказанием субъектам других (не уголовных) правоотношений в случае наиболее существенных нарушений с их стороны. Она устанавливает наказание не за конкретный вид общественно опасного деяния, а предусматривает общие пределы уголовного наказания за любые формы нарушения норм иной, не уголовно-правовой, отраслевой принадлежности, в том числе существенно отличающиеся друг от друга по степени общественной опасности. Если перечень запрещенных средств ведения войны конкретно определен международными договорами и является исчерпывающим, то в отношении запрещенных методов ведения войны ситуация иная. Ведь некоторые нарушения МГП не являются преступными, в частности: методы ведения войны, которые, "как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде" (ст. 35 ДП I); вероломство, т.е. "симулирование капитуляции, симулирование выхода из строя вследствие ранения или болезни" (ст. 37 ДП I); использование флагов, военных эмблем, воинских знаков различия или форменной одежды противной стороны, нейтрального государства и страны, не находящейся в конфликте (ст. 39 ДП I); запрет отдавать приказ "никого не оставлять в живых, угрожать этим противнику или вести боевые действия на такой основе" (ст. 40 ДП I); использовать голод в качестве метода ведения войны (ст. 54 ДП I). Конечно, государство вправе установить в своем законодательстве уголовную ответственность за любые нарушения МГП. Представляется, однако, что законодатель имел в виду лишь серьезные нарушения. Эта неясность должна быть устранена еще до того, как с ней столкнутся правоприменители <1>. -------------------------------- <1> См.: Соковых Ю.Ю. Реализация международного гуманитарного права в законодательстве Российской Федерации: состояние и перспективы // Государство и право. 1997. N 9. С. 84. Статья 357 УК РФ в целом повторяет определение геноцида, данное в Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него (1948 г.) <1>, в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества (ст. 19) и в уставах новых Международных трибуналов по Югославии (ст. 4) <2> и Руанде (ст. 2) <3>. -------------------------------- <1> См.: Действующее международное право: Сб. Т. 2. С. 68. <2> См.: Российский ежегодник международного права. СПб., 1994. С. 244. <3> См.: Московский журнал международного права. 1996. N 1. С. 227, 228. Преступления против военной службы - это преступления против установленного порядка прохождения военной службы (см. Приложение 36). Они установлены гл. 33 УК РФ, и для удобства классификации их можно делить на группы: 1) преступления против порядка подчиненности и уставных правил взаимоотношений военнослужащих; 2) уклонение от военной службы; 3) преступления против сбережения военного имущества; 4) преступления против порядка эксплуатации оружия и военной техники; 5) преступления против порядка несения специальных служб (см. Приложение 37). Согласно ч. 2 ст. 63 Конституции РФ "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации". В РФ специального законодательства по вопросам выдачи нет, и в настоящее время правоотношения с другими государствами в данной сфере (режим экстрадиции) регулируются договорами. Международное право не обязывает государства к выдаче при отсутствии договора. В договоры (конвенции о правовой помощи), как правило, включаются общепринятые положения. Предусматривается выдача как для уголовного преследования, так и для приведения в исполнение приговора. Закрепляется принцип двойной криминальности - деяние должно квалифицироваться как преступление по законам и выдающего, и запрашивающего о выдаче государства. Преследование выданного лица может иметь место только за те преступления, за которые оно было выдано. Вопросы выдачи лиц, совершивших уголовные преступления в рамках СНГ, регулируются Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (1993 г.). Выдача не может иметь места, если речь идет о гражданине РФ (ч. 1 ст. 61 Конституции РФ); если истек срок давности; если в отношении лица по такому же делу суд запрашиваемой стороны уже вынес приговор или постановление о прекращении производства; если преступление по законам хотя бы одной из сторон преследуется в порядке частного обвинения. Конституция РФ (ст. 63) установила: "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепринятыми нормами международного права". Соответственно, выдача лиц, преследуемых за "политические убеждения", не допускается. Гражданская оборона в РФ организуется в целях защиты населения и организаций от опасностей, возникающих при ведении военных действий или вследствие этих действий (ст. 21 Закона "Об обороне"). Закон РФ "О гражданской обороне" регламентирует правоотношения в этой области. Указом Президента РФ от 27 мая 1996 г. N 784 "Вопросы гражданской обороны Российской Федерации" утверждено Положение о войсках гражданской обороны РФ. Военнослужащие войск гражданской обороны носят форменную одежду и знаки различия, установленные для военнослужащих ВС РФ. Для военнослужащих войск гражданской обороны установлен отличительный знак - равносторонний голубой треугольник в круге оранжевого цвета, предусмотренный п. 4 ст. 66 ДП I (ст. 21 Положения). Правила ношения указанного знака устанавливает Министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по согласованию с Министерством обороны РФ. В целях защиты населения, объектов и коммуникаций на территории Российской Федерации от действий противника, диверсионных или террористических актов, а также введения и поддержания режимов чрезвычайного положения и военного положения организуется территориальная оборона (ст. 22 Закона РФ "Об обороне" <1>). Общие задачи и организация территориальной обороны определяются Президентом РФ. Разработка Федеральной государственной программы оперативного оборудования территории РФ в целях обороны возложена на Генеральный штаб ВС РФ с участием федеральных органов исполнительной власти, в составе которых или при которых имеются другие войска, воинские формирования и органы. Утверждает Программу Президент РФ. Правительство проводит мероприятия по реализации этой программы, подготовке коммуникаций для нужд обороны совместно с органами исполнительной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления во взаимодействии с органами военного управления. Правительство РФ осуществляет общее планирование гражданской и территориальной обороны, определяет ее организацию и задачи. Президент РФ утверждает Положение о территориальной обороне и План гражданской обороны. -------------------------------- <1> См.: СЗ РФ. 1996. N 23. Ст. 2750. В настоящее время изучается вопрос о создании санитарных зон и местностей (ст. 23 ЖК I), а также особых безопасных зон (ст. 14 ЖК IV), выбор подходящих мест для создания которых представляет определенную трудность. Женевские конвенции выдвигают жесткие требования к созданию таких зон. Выполнить все эти требования в условиях густонаселенных районов достаточно сложно, а детальное планирование в мирное время представляется вообще невозможным. Вопросы о создании нейтрализованных <1>, демилитаризованных <2> зон и необороняемых местностей относятся к законодательству военного времени, и информация об этом носит конфиденциальный характер. -------------------------------- <1> Нейтрализация территории - это установленное международным договором запрещение вести военные действия на определенной территории или использовать эту территорию в качестве театра военных действий. <2> Демилитаризация территории - это установление такого международно-правового режима, в соответствии с которым на ней запрещаются или ограничиваются определенные виды и формы военной деятельности: размещение вооруженных сил и вооружений, создание военных сооружений и баз, размещение и хранение оружия, проведение военных учений и маневров. Демилитаризация может быть полной и частичной. Объем демилитаризации определяется в международном договоре. Принятие мер организационного характера входит в компетенцию федеральных органов исполнительной власти. Мерами организационного характера, принимаемыми в мирное время, являются: а) размещение военных объектов, насколько это возможно, вне густонаселенных районов (ДП I, ст. 58); б) всесторонний учет особенностей размещения (проектирования, строительства, защиты) и обозначения установок и сооружений, содержащих опасные силы (атомные электростанции, плотины, дамбы и др.) (ст. 56 ДП I); в) размещение медицинских учреждений и формирований таким образом, чтобы они по возможности не подвергались опасности в случае нападения на военные объекты (ст. 19 ЖК I); г) использование отличительных эмблем Красного Креста или Красного Полумесяца для обозначения медицинских учреждений и формирований, санитарных транспортных средств и их личного состава (ст. ст. 38 - 44 ЖК I; ст. ст. 41 - 45 ЖК II; ст. 18 ЖК IV); д) разработка для опознавания медицинских учреждений и формирований специальных световых, радио- и электронных сигналов необязательного использования (ДП I, приложение 1, 5 - 8); е) разработка удостоверений личности медицинского персонала и персонала, приданного вооруженным силам (ст. 40 ЖК I; ст. 42 ЖК II); ж) определение порядка использования и опознавания санитарных летательных аппаратов, а также меры по их защите (ст. ст. 24 - 31 ДП I); з) подготовка данных о госпитальных судах для сообщения сторонам в конфликте (регистровый брутто-тоннаж, длина от носа до кормы, число мачт и труб и др.) (ст. ст. 22, 24, 25 ЖК II); и) разработка механизма создания и деятельности санитарных зон и местностей для раненых и больных военнослужащих (ст. 23 ЖК I), санитарных и безопасных зон и местностей для гражданского населения (ст. 14 ЖК IV); к) утверждение правил регистрации и погребения погибших и умерших военнослужащих (в том числе в море), оказавшихся во власти противника (ст. ст. 16, 17 ЖК I; ст. ст. 19, 20 ЖК II); л) организация службы регистрации могил (ст. 120 ЖК III); м) введение в войсках должностей юридических советников, определение их функциональных обязанностей, распределение ответственности с командованием за принимаемые решения (ст. 82 ДП I); н) определение порядка использования органов гражданской обороны для решения гуманитарных задач (ст. 63 ЖК IV; ст. ст. 61 - 67 ДП I); о) учреждение Национального справочного бюро по делам военнопленных и гражданских лиц, а также службы по розыску пропавших лиц, определение порядка их деятельности (ст. ст. 122 - 124 ЖК III; ст. ст. 136 - 141 ЖК IV; ст. ст. 33, 78 ДП I); п) регламентация процедуры предоставления военнопленным свободы "под честное слово" (ст. 21 ЖК III) и др. Организационные меры, принимаемые в случае вооруженного конфликта, определяются теми нормами МГП, которые регламентируют вопросы контроля и обязанности государств. На различных уровнях необходимо принимать меры по распространению знаний об МГП как среди личного состава ВС РФ, так и среди гражданского населения (ст. ст. 47, 48, 127, 144 четырех Женевских конвенций, ст. 83 ДП I, ст. 19 ДП II). Меры по распространению знаний включают: а) подготовку различных категорий служащих органов государственного и военного управления, военнослужащих и гражданского населения к принятию решений с соблюдением норм международного гуманитарного права (ст. 47 ЖК I; ст. 48 ЖК II; ст. 127 ЖК III; ст. 144 ЖК IV; ст. 82 ДП I), что влечет изменение большого числа инструкций, положений, типовых правил и др.; б) установление ответственности за незнание должностными лицами норм международного гуманитарного права, их невыполнение и непринятие мер по их выполнению подчиненными службами (ст. ст. 86, 87 ДП I) и др. В целях подготовки специального персонала для обеспечения деятельности по реализации норм МГП следует возложить на соответствующие подразделения центральных аппаратов МО, МВД, ФПС, ФСБ, МИД, Министерства образования, Министерства здравоохранения и социального развития, Министерства юстиции обязанности по обеспечению деятельности, связанной с имплементацией и распространением знаний о МГП, а также определить круг лиц, в чьи должностные обязанности входит обеспечение этой деятельности.

Заказать аналогичную работу Каталог работ
Узнайте цену написания своей работы

Похожие рефераты:

Отзывы

Очень удобно то, что делают дипломные работы "под ключ". Помимо речи и раздаточного, можно заказать и презентацию к диплому, и рецензию, чтобы не бегать потом и не искать рецензента.

Далее
Заказать в Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
Заказывайте дипломные работы оптом!

Благодаря высокой квалификации и большому опыту работы наших сотрудников, мы готовы единовременно принимать на выполнение существенное количество заказов на дипломные работы. Заказывайте дипломы целой учебной группой и получайте значительные скидки!

Сезон скидок -20%!

Мы рады сообщить, что при написании пяти однотипных работ (дипломных или отчетов по преддипломной / производственной практике) предоставляется скидка 20%. На сегодняшний день – это самое выгодное предложение. Фактически Вы получаете 5-ю работу бесплатно.