VIP STUDY сегодня – это динамично развивающаяся Компания, сотрудники которой ежемесячно выполняют сотни эксклюзивных заказов на самые востребованные виды работ, такие как:
  • Дипломы на заказ
  • Курсовые на заказ
  • Рефераты на заказ
  • Отчеты по практике
  • Диссертации на заказ
Заказать
Главная / Рефераты / Соотношение МГП с другими отраслями международного публичного права

Соотношение МГП с другими отраслями международного публичного права

Неотъемлемой частью системы международного (публичного) права являются отрасли и институты. Отрасль международного права - совокупность юридических норм, регулирующих отношения субъектов международного права в определенной области, которая составляет специфический предмет международного права, обладает большой степенью универсальной кодификации и характеризуется наличием принципов, применимых к данной конкретной области правоотношений <1>. Международно-правовой институт - это группа норм и принципов, регулирующих определенную область правоотношений. Однако какая-либо общепризнанная, официальная система отраслей и институтов отсутствует. В международном (публичном) праве считаются устоявшимися порядка 16 отраслей <2>. Они классифицируются как по основаниям, которые приняты во внутригосударственном праве (с некоторыми коррективами), так и по признакам, присущим именно международно-правовому регулированию <3>. Формирование каждой отрасли занимает достаточно длительный период общественного развития, имеет свою источниковую базу, регулирует определенный круг общественных отношений, которые в силу своей значимости дифференцируются от других и представляют цивилизационный интерес. Вместе с тем при осуществлении правового регулирования нормы различных отраслей международного права "пересекаются" <4>. "Взаимопроникновение" отраслей международного права, по мнению С.В. Черниченко, объясняет объединение определенных норм международного права, принадлежащих к различным отраслям, в качестве предмета исследования <5>. В таком контексте речь идет о соотношении норм МГП с нормами других отраслей международного публичного права, их взаимодополняемости в условиях действия в различных ситуациях. Субъектами всех отраслей международного права являются: первичными - государства, народы и нации, борющиеся за самоопределение; производными - международные межправительственные организации; участниками отдельных видов международно-правовых отношений - правительство в изгнании (эмиграции), восставшая нация и воюющая нация (см. Приложение 6).  <1> См.: Международное право: Учеб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Междунар. отношения, Юрайт-Издат, 2007. С. 27. <2> Кафедра международного права МГЮА считает устоявшимися 20 отраслей международного права. См.: Ануфриева Л.П., Бекяшев Д.К., Бекяшев К.А. и др. Международное публичное право: Учеб. / Отв. ред. К.А. Бекяшев. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Проспект, 2007. С. 17. <3> См.: Международное право: Учеб. / Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007. С. 64. <4> Аргументом в пользу этого является прямое указание, содержащееся в ст. 11 Конвенции о правах инвалидов 2006 г., о том, что государства-участники принимают в соответствии со своими обязательствами по международному праву, включая международное гуманитарное право и международное право прав человека, все необходимые меры для обеспечения защиты и безопасности инвалидов в ситуациях риска, включая вооруженные конфликты, чрезвычайные гуманитарные ситуации и стихийные бедствия. <5> См.: Международное право: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Проспект, 2008. С. 33. Нормы МГП чаще всего соотносятся с нормами права международной безопасности, международным морским, воздушным, космическим правом, международным экологическим правом, международным уголовным правом, правом прав человека и др. Но умозрительный научный характер дифференциации отраслей международного права как сфер правовых знаний (конструкций) теряет значение, когда речь идет о правоприменении. Именно в этом проявляется комплексный характер международно-правовой системы, взаимосвязь и взаимозависимость отраслей, институтов и норм, взаимно обусловливающих и взаимодополняющих друг друга. Право международной безопасности - отрасль международного права, представляющая собой систему принципов и норм, регулирующих военно-политические отношения государств в целях обеспечения мира и международной безопасности <1> в различных областях (военной, политической, экономической, финансовой, гуманитарной, экологической и др.) <2>. Составными частями этой отрасли являются всеобщая безопасность, региональная безопасность, разоружение и меры доверия. Средства обеспечения международной безопасности подразделяются на три группы: 1) средства укрепления мира (разоружение, меры доверия, создание безъядерных зон); 2) средства поддержания мира (мирные средства разрешения конфликтов, операции по поддержанию мира); 3) средства восстановления мира (принудительные действия ООН).  <1> См.: Ануфриева Л.П., Бекяшев Д.К., Бекяшев К.А. и др. Международное публичное право: Учеб. / Отв. ред. К.А. Бекяшев. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Проспект, 2007. С. 17. <2> См.: Международное право: Учеб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Междунар. отношения, Юрайт-Издат, 2007. С. 404. Определения ряда отраслей международного права имеют схожие формулировки (совокупность юридических принципов и норм, устанавливающих правовой режим пространств и регулирующих отношения между государствами по поводу их использования) и отличаются лишь объектом регулирования. Таковы международное морское право <1>, международное воздушное право <2> и международное космическое право <3>. Важность этих отраслей продиктована тем, что они определяют территориальные разграничения, а в ряде случаев и изъятия из ТВД. Однако определение правил ведения боевых действий на море <4> и воздухе было выработано в рамках прогрессивного развития МГП.  <1> Международное морское право - это совокупность юридических принципов и норм, устанавливающих правовой режим отдельных морских пространств, их дна и ресурсов и регулирующих отношения между субъектами международного права по поводу их использования. <2> Международное воздушное право - это совокупность юридических принципов и норм, устанавливающих режим воздушного пространства и регулирующих отношения между субъектами международного права по поводу использования этого пространства. <3> Международное космическое право - совокупность юридических принципов и норм, определяющих правовой режим космического пространства, включая небесные тела, и регулирующих отношения между субъектами международного права по поводу осуществления ими космической деятельности (использованию космоса). <4> См., например: Руководство Сан-Ремо по международному праву, применимому к вооруженным конфликтам на море (Сан-Ремо, 12 июня 1994 г.). Международное экологическое право - совокупность принципов и норм международного права, регулирующих отношения его субъектов в области охраны окружающей среды и рационального использования ее ресурсов. Безусловно, окружающей среде большой ущерб приносят вооруженные конфликты. Поскольку национальные части окружающей среды образуют единую глобальную систему, постольку защита ее должна стать одной из главных целей международного сотрудничества и составным элементом концепции международной безопасности <1>. В Консультативном заключении о законности применения или угрозы применения ядерного оружия от 8 июля 1996 г. (п. п. 29 - 33) Международный суд признал, что право прав человека и право защиты окружающей среды применяются или по крайней мере должны приниматься во внимание при выполнении права вооруженных конфликтов.  <1> Так, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от 10 декабря 1976 г. запретила геофизическую войну (термин, обозначающий преднамеренное управление природными процессами, которое может вызвать ураганы, цунами, землетрясения и выпадение осадков в виде дождя или снега). Конвенция запрещает не оружие, а способы манипулирования природными процессами. Сегодня мы можем констатировать, что в середине XX - начале XXI в. принят обширный комплекс международных документов, которые содержат систему принципов и норм, касающихся прав человека. Международные акты в сфере прав человека, по мнению В.А. Карташкина <1>, делятся на три группы: 1) документы, которые содержат принципы и нормы, касающиеся прав человека в основном в условиях мира <2> и которые в своей совокупности образуют отрасль международного права "право прав человека"; 2) конвенции о защите прав человека в условиях вооруженных конфликтов <3>, которые в своей совокупности образуют отрасль международного права "международное гуманитарное право"; 3) международные документы, регламентирующие ответственность за преступное нарушение прав человека как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов <4> и которые в своей совокупности образуют отрасль международного права "международное уголовное право".  <1> См.: Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 56; Международное право: Учеб. / Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007. С. 319, 320. <2> К ним относятся Всеобщая декларация прав человека 1948 г., международные пакты о правах человека 1966 г. и др. <3> К ним относятся положения Гаагских конвенций 1899 - 1907 гг., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительные протоколы к ним, принятые в 1977 г., и др. <4> К ним относятся Нюрнбергский устав 1945 г. и приговоры Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г., Конвенция о пресечении апартеида и наказания за него 1973 г., Римский Статут международного уголовного суда 1998 г. и др. В целом, не возражая против подобной классификации, важно учитывать специфику каждой из отмеченных отраслей. Международное гуманитарное право можно рассматривать как следствие нарушения норм других отраслей, действующих в мирное время. МГП регулирует отношения между сторонами в вооруженном конфликте (государство - государство, государство - повстанцы); его применение рассчитано на период вооруженных конфликтов (международных и внутригосударственных). Оно устанавливает: правила применения силы, перечень запрещенных средств и методов ведения вооруженной борьбы (право Гааги); защиту жертв вооруженных конфликтов (право Женевы); дает квалификацию противоправности деяний; содержит конкретные обязательства государств по осуществлению норм <1>; имеет международные контрольные механизмы (МККК). Как представляется, определенное несовершенство отрасли МГП состоит в том, что оно основано на военной необходимости (а значит, оценочности суждений), подсознательном противодействии исполнению его норм.  <1> Нормы должны быть имплементированы во внутригосударственной правовой системе, в различных отраслях права - уголовном, административном, гражданском, экологическом, а также в военном праве, где в перспективе может сформироваться специальная подотрасль - "оперативное право". Международное уголовное право представляет собой систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями (как международными, так и международного характера), предусмотренными международными договорами. Нормы данной отрасли действуют как в мирное время (преступления международного характера), так и в период вооруженных конфликтов, когда совершаются международные преступления (против мира, военные, против человечности), в отношении таких деяний действует принцип неприменения срока давности. Ряд норм этой отрасли получил прописку в МГП, поэтому проблематика уголовной ответственности физических лиц будет рассмотрена отдельно. Следует отличать МГП и право прав человека (см. Приложение 1). Право прав человека представляет собой совокупность норм, определяющих единые для международного сообщества стандарты прав и свобод человека (группы лиц, коллектива), устанавливающих обязательства государств по закреплению, обеспечению и охране этих прав и свобод и предоставляющих индивидам юридические возможности реализации и защиты признаваемых за ними прав и свобод <1>. Оно регулирует отношения между государством и его гражданами, иностранцами и лицами без гражданства, находящимися на его территории, т.е. населением государства (см. Приложение 7), применяется в мирное время, а "неизменное ядро" (основные права человека) - и в период вооруженных конфликтов.  <1> См.: Международное право: Учеб. / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. С. 460. В отечественной науке проведено достаточно много исследований, посвященных правам человека <1>. Международное право прав человека является одной из "молодых", но в то же время наиболее динамично развивающихся как количественно, так и качественно (в направлении усиления нормативности, признания все большего количества норм данной отрасли нормами jus cogens) отраслей современного международного права. С его утверждением в системе международного права связывается новый, поствесфальский этап развития, характеризующийся признанием господства права, опирающегося в качестве основы на права человека в международных отношениях <2>. Международно-правовое закрепление основных прав человека является результатом согласования государственных и общественных устоев различных культур и направлено на гармоничное соблюдение и применение, обусловлено степенью важности конкретных прав, а не субъективной оценкой тех или иных действий государств или степени их демократичности <3>.  <1> Глухарева Л.И. Права человека. Гуманитарный курс. М., 2002; Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995; Мовчан А.П. Права человека и международные отношения. М., 1982; Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991; Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 1996; Права человека накануне XXI века / Под ред. Б. Гросс и др. М., 1994; Права человека как фактор стратегии устойчивого развития / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2000; Рассказов Л.П., Упоров И.Е. Естественные права человека. СПб., 2001; Черниченко С.В. Личность и международное право. М., 1974; и др. <2> Чертов А.А. Европейский суд по правам человека и развитие международного права прав человека: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3. <3> Нельзя согласиться с позицией некоторых ученых (например, Р.А. Баах, Р. Пэтнам и др.), связанной, как правило, с обоснованием политической позиции ряда государств, об отсутствии универсальных прав человека и самобытности понимания и реализации прав человека в различных культурах. Мировые религии, лежащие в основе большинства культур, характеризуются одинаковым подходом к человеку как к высшей ценности. Различия в понимании содержания прав человека основываются на различиях в традициях, многие из которых признаются не соответствующими современным требованиям. Международное сотрудничество государств в области защиты прав человека начало складываться только после Первой мировой войны и выражалось в заключении ряда договоров о защите национальных меньшинств под эгидой Лиги Наций <1>. Право прав человека в его современном виде начало формироваться после окончания Второй мировой войны. Если предпринять попытку дать перечень основополагающих действующих международно-правовых актов в сфере прав человека в хронологической последовательности, точкой отсчета следует считать Устав ООН (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) <2>. Первым документом в этом ряду стала Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Нью-Йорк, 9 декабря 1948 г.) <3>, и лишь днем позже удалось согласовать позиции и принять Всеобщую декларацию прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 10 декабря 1948 г. N 217 А (III)). Через три года была принята Конвенция о статусе беженцев (Женева, 28 июля 1951 г.) <4>. Спустя еще три года принята Конвенция о статусе апатридов (Нью-Йорк, 28 сентября 1954 г.) <5>, а еще через два года - Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Нью-Йорк, 7 марта 1966 г.) <6>. Спустя 18 лет после принятия Всеобщей декларации прав человека в один день были приняты Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) <7> и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) <8>. В дальнейшем приняты Международная конвенция "О пресечении преступления апартеида и наказания за него" от 30 ноября 1973 г. <9>, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Нью-Йорк, 18 декабря 1979 г.) <10>, Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Нью-Йорк, 10 декабря 1984 г.) <11>, Конвенция о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.) <12>, Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (18 декабря 1992 г.).  <1> Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 27. <2> Текст Устава официально опубликован не был. СССР ратифицировал Устав Указом Президиума ВС СССР от 20 августа 1945 г. <3> Ведомости ВС СССР. 1954. N 12; СССР ратифицировал Конвенцию Указом Президиума ВС СССР от 18 марта 1954 г. с оговорками, сделанными при подписании 16 декабря 1949 г. Указом Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. N 10125-XI снята оговорка СССР по статье IX Конвенции о непризнании обязательной юрисдикции Международного суда ООН. При уведомлении о снятии оговорок сделано заявление. Ратификационная грамота СССР по этой Конвенции была депонирована Генеральному секретарю ООН 3 мая 1954 г. Конвенция вступила в силу для Советского Союза 1 августа 1954 г. <4> Принята 28 июля 1951 г. Конференцией полномочных представителей по вопросу о статусе беженцев и апатридов, созванной в соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1950 г. N 429 (V). Вступила в силу 22 апреля 1954 г. Постановлением ВС Российской Федерации от 13 ноября 1992 г. N 3876-1 РФ присоединилась к Конвенции с заявлением. 31 января 1967 г. принят Протокол, касающийся статуса беженцев. Постановлением ВС Российской Федерации от 13 ноября 1992 г. N 3876-1 Российская Федерация присоединилась к Протоколу с заявлением. <5> Конвенция принята 28 сентября 1954 г. Конференцией полномочных представителей, созванной в соответствии с Резолюцией Экономического и Социального Совета от 26 апреля 1954 г. N 526 А (XVII). Вступила в силу 6 июня 1960 г. Российская Федерация не участвует. Из государств, образовавшихся на территории бывшего СССР, участвует Армения. <6> В соответствии с п. 1 ст. 19 Конвенции она вступила в силу 4 января 1969 г. От имени СССР подписана 7 марта 1966 г. Ратифицирована Указом Президиума ВС СССР 22 января 1969 г. с оговоркой. Ратификационная грамота СССР депонирована Генеральному секретарю ООН 4 февраля 1969 г. Указом Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. N 10125-XI снята оговорка по ст. 22 Конвенции о непризнании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН. При уведомлении о снятии оговорок сделано заявление. <7> Пакт был открыт для подписания, ратификации и присоединения 19 декабря 1966 г. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 2200А (XXI). Вступил в силу 23 марта 1976 г. СССР подписал Пакт 18 марта 1968 г. Пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII, вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г. <8> Пакт был открыт для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 2200А (XXI), вступил в силу 3 января 1976 г., ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII, вступил в силу для СССР с 3 января 1976 г. <9> СССР ратифицировал Конвенцию Указом Президиума ВС СССР от 15 октября 1975 г. N 2403-IX. Конвенция вступила в силу 18 июля 1976 г. <10> Вступила в силу 3 сентября 1981 г. СССР подписал Конвенцию 17 июля 1980 г., ратифицировал Конвенцию Указом Президиума ВС СССР от 19 декабря 1980 г. N 3565-X с оговоркой, сделанной при подписании. Ратификационная грамота СССР депонирована Генеральному секретарю ООН 23 января 1981 г. Вступила в силу для СССР 3 сентября 1981 г. Указом Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. N 10125-XI снята оговорка СССР по п. 1 ст. 29 о непризнании обязательной юрисдикции Международного суда ООН. При уведомлении о снятии оговорок сделано заявление. Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 6 октября 1999 г. N 54/4, вступил в силу 28 октября 2004 г. Российская Федерация подписала настоящий Протокол согласно распоряжению Президента РФ от 12 апреля 2001 г. N 201-рп и ратифицировала Протокол Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 52-ФЗ. <11> Конвенция принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г. N 39/46. Конвенция подписана от имени Правительства СССР 10 декабря 1985 г. и ратифицирована Указом Президиума ВС СССР от 21 января 1987 г. N 6416-XI с оговорками. Указом Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. N 10125-XI снята оговорка СССР по п. 1 ст. 30 о непризнании обязательной юрисдикции Международного суда ООН. При уведомлении о снятии оговорок сделано заявление. Ратификационная грамота СССР сдана на хранение Генеральному секретарю ООН 3 марта 1987 г. Конвенция вступила в силу (в том числе для СССР) 26 июня 1987 г. <12> Конвенция принята и открыта для подписания, присоединения и ратификации Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г. N 44/25, вступила в силу 2 сентября 1990 г., подписана от имени СССР 26 января 1990 г., ратифицирована Постановлением ВС СССР от 13 июня 1990 г. N 1559-I. Ратификационная грамота сдана на хранение Генеральному секретарю ООН 16 августа 1990 г. Конвенция вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 г. В дальнейшем были приняты два дополнительные протокола к конвенции: Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (Нью-Йорк, 25 мая 2000 г.). Протокол вступил в силу 18 января 2002 г.; Факультативный Протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (Нью-Йорк, 25 мая 2000 г. Протокол вступил в силу 12 февраля 2002 г. Международное сотрудничество государств в области прав человека дополняется региональными конвенциями: Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп.) <1>, Европейской социальной хартией 1961 г., Американской конвенцией о правах человека 1961 г. и Африканской хартией прав человека и народов 1981 г.  <1> Конвенция вступила в силу 3 сентября 1953 г., ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ, с оговоркой и заявлениями. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г. Текст Конвенции в редакции Протокола N 11 вступил в силу 1 ноября 1998 г. Отметим, что хронологическая последовательность отнюдь не свидетельствует о приоритетах мирового сообщества. Скорее она свидетельствует о том, в каких направлениях удавалось быстрее согласовывать позиции государств с различным социально-политическим строем. Идеи и принципы, нашедшие отражение в Уставе ООН и Всеобщей декларации прав человека, получили дальнейшее развитие в международных пактах, конвенциях и декларациях, закрепив минимальный стандарт прав человека, который обязаны признать и обеспечить государства-участники. Кроме того, пакты устанавливают контрольные механизмы, позволяющие реализовать защиту основных прав и свобод в случае их нарушения правительственными органами стран-участниц. В Уставе ООН закреплены цели и функции ООН в области защиты прав человека и определены органы ООН, ответственные за их реализацию. Одной из главных целей ООН провозглашалось "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин, в равенство больших и малых наций" <1>. Осуществлять указанные цели ООН должна путем координации "международного сотрудничества в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам всех, без различия расы, пола, языка и религии" (п. 3 ст. 1), содействия "всеобщему... соблюдению прав человека и основных свобод" (ст. 55) <2>. Однако при всей абстрактности уставных положений, касающихся прав человека, нельзя не отметить важнейшую роль Устава в создании правовой базы для осуществления нормотворческой деятельности с точной фиксацией предмета регулирования: а) основные права человека; б) достоинство и ценность человеческой личности; в) борьба с дискриминацией (равенство прав мужчин и женщин, больших и малых наций). Итак, первым объектом нормотворческой деятельности ООН должны были стать основные права человека <3>. При создании Устава ООН был отвергнут даже сам термин "защита" применительно к сотрудничеству по правам человека <4>. Государства были обеспокоены тем, чтобы вопросы прав человека не стали предлогом для вмешательства в их внутренние дела со стороны других государств или ООН.  <1> Действующее международное право: Сб. Т. 1. М., 1996. С. 8. <2> Следует отметить, что в Уставе ООН не использовались такие термины, как "защита прав человека", а лишь "поощрение и развитие уважения к ним". Такая абстрактность формулировок объяснялась тем, что большинство государств - членов ООН в этот период, особенно социалистические и развивающиеся страны, считали права человека исключительно внутренней компетенцией государств и не были готовы наделять ООН какими-либо контрольными полномочиями в этой области. Эта позиция получила отражение в п. 7 ст. 2 Устава, устанавливающем, что "настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций право на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства". <3> Всеобщая декларации прав человека не определяет, какие именно права признаются "основными правами человека". В тексте Декларации слова "право" и "права" используются в целом ряде терминов и словосочетаний: равные и неотъемлемые права (абз. 1 преамбулы); права человека (абз. 2 и 3 преамбулы); основные права человека (абз. 5 преамбулы); права человека и основные свободы (абз. 6 преамбулы, ст. 26); права и свободы (абз. 7 преамбулы, вступительная часть текста Декларации, ст. ст. 28 - 30); права (ст. ст. 1, 16 и 22); все права и все свободы (ст. 2); конструкция "право на..." (ст. ст. 3, 6 - 8, 10 - 28); права и обязанности (ст. 10). Традиционно к числу основных прав человека относят право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность. Такой вывод вполне следует из текста Декларации, в котором важной представляется применяемая юридическая конструкция "право на..." (право на свободу мысли, право на свободу убеждений, право на социальное обеспечение, право на труд и т.д.). Эта конструкция является устойчивой и многократно повторяющейся (ст. ст. 3, 6 - 8, 10 - 28). В каждой из ст. ст. 6 - 8, 10 - 28 указано конкретное право (или конкретные правомочия). И только редакция ст. 3 носит исключительный, непохожий на другие статьи характер. Текст ее гласит: "Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность". По характеру изложения статьи невозможно однозначно отнести указанные в ней права только к личным, либо к политическим, либо к социально-экономическим. Они являются многоцелевыми. Данное обстоятельство свидетельствует о фундаментальном, основополагающем характере этих прав. Все остальные права, указанные в ст. ст. 6 - 8, 10 - 28, являются конкретизацией прав, указанных в ст. 3. Это подтверждает, что именно право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность можно считать основными правами человека (т.е. естественными, неотъемлемыми правами). <4> На конференции в Сан-Франциско государства не поддержали делегата Панамы, предлагавшего вместо термина "уважение" к правам человека записать "защита" прав человека. В конце XX - начале XXI в. устоявшуюся отрасль международного права - право прав человека - стали "дробить" на отдельные комплексы отраслей, подотраслей. Действительно, выглядит заманчивым разработать новые отрасли международного права: международное трудовое право, международное социальное право, право в сфере культуры, образования, здравоохранения и др. Но эти попытки обречены на провал, поскольку они должны учитывать соотношение общего и частного (как элементов общего). Все возможные конструкции без стержня, которым являются права человека, будут рушиться. Поэтому мы считаем возможным лишь формирование новых правовых институтов. Современная классификация прав и свобод человека направлена на достижение различных целей и проводится на базе самых разнообразных классификационных оснований. Попытаемся провести классификацию по двум устоявшимся основаниям: 1) генерационному (поколения прав человека) <1> и 2) по содержанию этих прав, а также по более дробным признакам (соподчиненности, степени распространения, характера субъектов, роли государства в их осуществлении, особенностей личности, проявляющихся в различных сферах и отдельных ситуациях ее жизнедеятельности, и принадлежности лица к конкретному государству).  <1> Генерация (от лат. generatio - рождение, размножение, поколение). Согласно генерационному подходу права могут быть отнесены к поколениям прав человека, под которыми понимаются основные этапы развития этих прав, связанные с формированием представлений об их содержании, а также с изменением механизмов их обеспечения. В настоящее время можно выделить четыре поколения прав человека. Первым поколением традиционно признаются либеральные ценности, приобретенные в результате буржуазных революций в Европе и Америке <1>, затем конкретизированные в практике и законодательстве демократических государств <2>. Права первого поколения интерпретируются международными и национальными документами как неотчуждаемые и не подлежащие ограничению. Второе поколение - социально-экономические права человека - сформировалось в XIX в. в процессе борьбы народов за улучшение своего экономического уровня, повышение культурного статуса <3>. Решающую роль в признании прав второго поколения сыграл СССР <4>. Третье поколение прав человека стало формироваться после Второй мировой войны. Основы этих прав заложены в международных документах, закреплявших основные индивидуальные права (Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г., международных пактах 1966 г. и др.). Но особенность этих прав состоит в том, что они являются коллективными и могут осуществляться общностью (ассоциацией) <5>: право на развитие, на мир, независимость, самоопределение, территориальную целостность, суверенитет, избавление от колониального угнетения, право на достойную жизнь, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, а также право на коммуникации. Четвертое поколение прав человека начало формироваться в 90-х гг. XX в. и получило наименование "права человечества" <6> (право на мир, на ядерную безопасность, космос, экологические, информационные права и др.). Эти права также должны защищать человека от угроз, связанных с экспериментами в сфере генетической наследственности личности, связанных с клонированием и другими открытиями в области биологии <7>. Выделение поколений прав в значительной мере условно, но оно наглядно показывает последовательную эволюцию развития данного института, историческую связь времен, общий прогресс в этой области. Безусловно, корпус прав человека, требующих защиты, неизбежно будет расширяться. Поэтому можно утверждать, что в обозримом будущем сформируются пятое или шестое поколение прав. Вместе с тем, с одной стороны, расширение круга признаваемых прав должно усиливать правовую защищенность личности. С другой стороны, мы должны констатировать, что каждое поколение приносит новую логику узаконивания притязаний, именуемых правами человека, и неизбежные конфликты новых прав со старыми, в результате чего уровень защищенности может не возрасти, а снизиться <8>.  <1> Личная свобода и неприкосновенность личности нашли свое юридическое воплощение в британском Habeas Corpus Act 1679 г., в Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в Билле о правах 1791 г., в других конституционных актах. Закрепленные этими документами гражданские и политические права получили название первого поколения прав человека. <2> Речь идет о личных (гражданских) и политических правах, отражающих так называемую негативную свободу, обязывающих государство воздерживаться от вмешательства в сферу личной свободы и создавать условия участия граждан в политической жизни. Речь идет о защите индивидуальной свободы, ограничение которой обедняет сферу общественной жизни и культуры. <3> Признание второго поколения прав человека означало существенные изменения в их концепции. В основе этих изменений лежало позитивное понимание свободы как реальной возможности осуществления своей воли наравне с другими людьми. Обладание свободой, понимаемой таким образом, предполагает не просто отсутствие принуждения со стороны других людей, но наличие определенных возможностей, в частности, материальных ресурсов - в противном случае человек зачастую не может воспользоваться своим правом. См.: Малинова О.Ю. Три поколения прав человека // Пчела. 2003. N 43. <4> В Конституции СССР 1936 г. был закреплен широкий набор прав второго поколения (право на труд, отдых, образование, социальное обеспечение, медицинскую помощь). Даже несмотря на то что социальная защищенность гражданина в СССР была минимальной, документально она существовала и хотя бы этим оказывала и оказала воздействие на мировое общественное сознание. <5> См.: Лукашева Е.А. Права человека: Учеб. М., 2003. <6> См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. М., 2004. <7> Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины; Конвенция о правах человека и биомедицине (Принята Комитетом министров Совета Европы 19 ноября 1996 г.) ETS N 164. 24 января 2002 г. в Страсбурге подписан Дополнительный протокол к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины относительно трансплантации органов и тканей человека (ETS N 186). Протокол не вступил в силу. РФ Конвенцию и Протокол не ратифицировала. <8> Поколения прав человека: основные этапы развития правовой идеи и правового института. М., 2001. С. 80 - 91. В зависимости от содержания права человека можно подразделить на личные (гражданские) <1>, политические <2>, экономические <3>, социальные <4> и культурные <5> (см. Приложение 5/1). Эта классификация помогает уяснению относительной целостности прав и свобод каждой группы, а также конституционных обязанностей человека и гражданина (см. Приложение 5/2). Данный вид классификации является традиционным, так как перечисленные группы прав закреплены в международных и внутригосударственных документах <6>. Данная классификация в достаточной мере условна, поскольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесены к разным группам <7>. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны, так что любая их классификация носит условный характер. Гарантиями реализации конституционных прав и свобод человека являются политические, экономические, социальные и иные условия жизни и деятельности общества и государства, а также юридические способы защиты прав человека (см. Приложение 5/3).  <1> Личные или гражданские права - совокупность естественных и неотчуждаемых основополагающих прав и свобод, принадлежащих человеку от рождения и не зависящих от его принадлежности к конкретному государству. <2> Политические права - это юридически обеспеченные меры возможного поведения, гарантирующие свободу действий граждан по участию в формировании и управлении органов государственной власти и местного самоуправления. <3> Экономические права связаны с правом собственности, охватывают свободу человеческой деятельности в сфере производства, обмена, распределения и потребления товаров и услуг. <4> Социальные права призваны обеспечивать человеку достойный уровень жизни и социальную защищенность, поскольку человек может быть свободен только тогда, когда он защищен от нищеты и произвола властей. <5> Культурные права обеспечивают свободу доступа к духовным и материальным ценностям, созданным человеческим сообществом. <6> Конституция РФ также придерживается этого деления, хотя это не выражается напрямую, но прослеживается в порядке следования статей, в изложении заметна сгруппированность прав по указанным основаниям. <7> Например, свобода слова в равной мере может быть отнесена как к личным, так и к политическим правам. Помимо приведенных оснований классификации существующие права человека можно классифицировать по более дробным признакам. В зависимости от соподчиненности права делятся на: основные <1>; производные (дополнительные) права <2>. В зависимости от степени распространения права могут быть: общими <3>; специальными <4>. В зависимости от характера субъектов права делятся на: индивидуальные <5>; коллективные <6>. В зависимости от роли государства в осуществлении прав человека они могут быть: негативными <7>; позитивными <8>. В зависимости от особенностей личности, проявляющихся в различных сферах и отдельных ситуациях ее жизнедеятельности, права человека могут подразделяться на: права в сфере личной безопасности и частной жизни; права в области государственной и общественно-политической жизни; права в области экономической, социальной и культурной деятельности. В зависимости от принадлежности лица к конкретному государству <9> права человека делятся на: права граждан государства; права иностранных граждан; права лиц с двойным гражданством (бипатриды); права лиц без гражданства (апатриды). Весьма разумным было то, что самый первый документ, в котором государства попытались очертить контуры своих совместных действий по правам человека, был принят именно как рекомендация, а не как юридическое обязательство. Следует отметить, что двухступенчатая работа, т.е. принятие сначала определенной декларации, а потом на ее основе соответствующего договора, вообще характерна для деятельности ООН в сфере прав человека <10>. Всеобщая декларация прав человека стала ориентиром для внутригосударственного законодательства. Причем она была положена не только в основу конституций многих государств, но и внутригосударственного законодательства в широком смысле слова. Это очень важно, ибо внутригосударственный закон - это то, с чем в первую очередь сталкивается индивид в сфере прав человека. Не случайно в преамбуле Всеобщей декларации отмечено: "...необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона". Таким образом, сразу же был определен магистральный путь международного взаимодействия по правам человека: главное - внутригосударственные меры, разработка правовых норм, а также деятельность компетентных государственных органов по претворению в жизнь установлений закона и осуществление необходимых мер в случае его нарушения.  <1> Основными правами являются: право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность, частной собственности, участие в управлении обществом и государством; право каждого на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, право свободно выражать свое мнение и др. <2> Производные права развивают и дополняют, конкретизируют основные. <3> Общие права присущи всем гражданам. Это право на жизнь, право на неприкосновенность частной жизни и др. <4> Специальные права зависят от социального и служебного положения, пола, возраста лица и других факторов. К таким правам следует отнести права пенсионеров, ветеранов, инвалидов, несовершеннолетних, женщин, беженцев и др. <5> Индивидуальными правами являются права, реализуемые каждым субъектом права в отдельности, например право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность, труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, права, гарантирующие человеческое достоинство, равенство перед законом, право свободного перемещения и т.д. <6> Коллективные права - это права, реализуемые множеством субъектов, т.е. права народа, нации, общности, ассоциации. Коллективные права не могут противоречить индивидуальным. <7> Негативные права предохраняют личность от нежелательных, нарушающих ее свободу вмешательств и ограничений со стороны государства и иных лиц. <8> Позитивные права фиксируют обязанности государства предоставлять человеку те или иные блага, осуществлять те или иные действия. К этой группе прав следует отнести право на гарантированный минимум заработной платы, право на бесплатную медицинскую помощь, право на бесплатное жилище для неимущих и т.д. <9> Технически в Конституции РФ данное правило решается посредством замены слова "каждый" на слово "гражданин". <10> Так, на основе Всеобщей декларации прав человека приняты два Пакта по правам человека. Можно считать, что выработка какой-либо декларации по правам человека - это предварительное согласование позиций, своеобразный "пробный шар", который должен показать необходимость разработки того или иного договора. Все большее признание получает точка зрения о взаимодополняемости и фактической конвергенции МГП и ППЧ <1>. Однако важно указать на отличия <2>. Право прав человека налагает ограничения на власть государства по отношению ко всем лицам, на которых распространяются его полномочия, включая его собственных граждан. Эти ограничения действуют постоянно <3>. МГП специально создано для условий войны; оно регулирует отношения воюющих сторон в целях обеспечения прав человека, находящегося во власти противника. Но в вооруженных конфликтах немеждународного характера лица, находящиеся во власти противника, являются в то же самое время гражданами одной с ним страны. Следовательно, защита, предоставляемая правом прав человека, и защита, оказываемая МГП, пересекаются. Тот факт, что права человека могут ограничиваться во время вооруженного конфликта, свидетельствует о том, что гарантии прав человека являются неполными. Тем не менее хорошо разработанные процедуры и механизмы международного контроля за соблюдением договоров о правах человека дополняют МГП, предоставляя более эффективную защиту жертвам войны. Война как основание для приостановки действия норм, относящихся к защите прав личности, должна истолковываться в узком смысле, особенно если учесть, что именно в случае войны правам личности грозят самые серьезные опасности <4>.  <1> Международное право: Учеб. / Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007. С. 321. <2> Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. ни в одном из положений не упоминается вопрос уважения прав человека во время вооруженного конфликта. В свою очередь, Женевские конвенции 1949 г., которые разрабатывались приблизительно в то же время, не касаются вопросов, связанных с правами человека в их традиционном понимании. <3> Во многих решениях ООН указывала, что в случае вооруженного конфликта права человека должны уважаться. Генеральная Ассамблея ООН ясно заявила об этом в Резолюции 1970 г. N А/2675 (XXV), в более поздних резолюциях. Однако при принятии документов по правам человека делаются "исключающие" оговорки (например, в отношении ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 15 Европейской конвенции о правах человека). По смыслу этих оговорок в определенных обстоятельствах власти государства могут принимать меры, которые не согласуются с возложенными ими на себя обязательствами в случае чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой. <4> См.: Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов. С. 75. "Неизменное ядро" прав человека закреплено в Конституции РФ (ст. 56). Не подлежат ограничению (в том числе в условиях чрезвычайного положения): право на жизнь; право на обеспечение достоинства личности; право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени; свобода совести, свобода вероисповедания; право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; право на жилище. Вместе с тем Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ "О военном положении" <1> предусматривает перечень мер (ст. ст. 7, 8), которые могут рассматриваться как правомерные ограничения прав человека на территории РФ или в отдельных ее местностях, применяемые на основании указов Президента РФ <2> при введении военного положения. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" (с изм.) <3> (ст. ст. 11 - 13) устанавливает перечень мер и временных ограничений, применяемых при введении чрезвычайного положения <4>.  <1> Российская газета. 2002. N 21; Парламентская газета. 2002. N 24; СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 375. <2> Режим военного положения включает в себя комплекс экономических, политических, административных, военных и иных мер, направленных на создание условий для отражения или предотвращения агрессии против Российской Федерации (п. 1 ст. 5 ФКЗ). Так, меры, предусмотренные ст. 7 ФКЗ, применяются на основании указов Президента РФ только на территории, на которой введено военное положение, и включают в себя: временное отселение жителей в безопасные районы; введение и обеспечение особого режима въезда на территорию, на которой введено военное положение, и выезда с нее, а также ограничение свободы передвижения по ней; приостановление деятельности политических партий; привлечение граждан к выполнению работ для нужд обороны (трудовая повинность); изъятие в соответствии с федеральными законами необходимого для нужд обороны имущества у организаций и граждан с последующей выплатой государством стоимости изъятого имущества (в том числе транспортная повинность); запрещение или ограничение выбора места пребывания либо места жительства; запрещение или ограничение проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, а также иных массовых мероприятий; запрещение забастовок; ограничение движения транспортных средств и осуществление их досмотра; запрещение нахождения граждан на улицах и в иных общественных местах в определенное время суток; введение военной цензуры; интернирование (изоляция) граждан иностранного государства, воюющего с РФ (применяется в период действия военного положения только в случае агрессии против Российской Федерации); запрещение или ограничение выезда граждан за пределы территории РФ и др. <3> Парламентская газета. 2001. N 99; Российская газета. 2001. N 105; СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277. <4> К ним относятся: установление ограничений на свободу передвижения, особый режим въезда и выезда, введение комендантского часа; на осуществление отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансовых средств; установление особого порядка продажи, приобретения и распределения продовольствия и предметов первой необходимости; запрещение или ограничение проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, а также иных массовых мероприятий; запрещение забастовок и иных способов приостановления или прекращения деятельности организаций; ограничение движения транспортных средств и осуществление их досмотра и др. В контексте рассмотрения международно-правовой защиты прав человека особый интерес представляют решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Контрольный механизм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. справедливо признается наиболее эффективным контрольным институциональным механизмом в сфере прав человека в мире <1>. Его эффективность выражается в практически полном и безусловном исполнении постановлений ЕСПЧ государствами - участниками Конвенции <2>. РФ признала юрисдикцию ЕСПЧ обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов <3> (см. Приложение 8). Под юрисдикцию ЕСПЧ подпадают все вопросы, касающиеся толкования и применения Конвенции и протоколов к ней (см. Приложение 8). Суд, в частности, может получить заявление (см. Приложение 10) от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые утверждают, что стали жертвами нарушения со стороны государства (правительства) прав, изложенных в Конвенции или в протоколе к ней (ст. ст. 32, 34 Протокола N 11). К компетенции Суда отнесена защита политических и гражданских прав и свобод (см. Приложение 9). Она не распространяется на социально-экономические права. Последние защищены не Конвенцией, а Европейской социальной хартией (вступила в силу 26 февраля 1965 г.).  <1> См.: Дженнинс М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). М., 1997. С. 2. <2> Как отмечают исследователи, деятельность ЕСПЧ является одним из основных инструментов, обеспечивающих эффективность норм международного права прав человека как на межгосударственном, так и на национальном уровнях. Причем эффективность достигается не только непосредственным исполнением решений и постановлений ЕСПЧ государствами-участниками Конвенции, но и влиянием авторитета ЕСПЧ и его деятельности на правосознание национальных правоприменителей См.: Чертов А.А. Европейский суд по правам человека и развитие международного права прав человека: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 13. <3> Статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней". В силу п. 1 ст. 46 Конвенции постановления ЕСПЧ в отношении РФ, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти РФ, в том числе и для судов. Выполнение постановлений, касающихся РФ, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений <1>.  <1> См.: Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". Достаточно показательными и заслуживающими самого пристального внимания являются следующие примеры из практики ЕСПЧ. 24 февраля 2005 г. ЕСПЧ, проведя ранее устные слушания с участием сторон (что само по себе является довольно редким случаем в практике Суда), огласил свои постановления по нескольким взаимосвязанным жалобам граждан против Российской Федерации в связи с нарушениями прав человека в Чеченской Республике, объединенным в три дела ("Хашиев и Акаева против Российской Федерации", "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации", "Исаева против Российской Федерации" <1>). В июле 2005 г. ходатайство Российской Федерации в порядке ст. 43 Конвенции о передаче дел для пересмотра в Большую палату Суда было отклонено. Это означает, что решения Суда вступили в законную силу и должны быть исполнены государством-ответчиком. Указанные решения Суда содержат ряд существенно новых правовых позиций, которые имеют принципиальное значение для рассмотрения дел о нарушениях прав человека в зонах внутренних вооруженных конфликтов <2>. Факты всех трех дел связаны с так называемым недискриминационным (т.е. не носящим адресного характера) применением силы российскими войсковыми подразделениями на территории Чеченской Республики в самом начале второй Чеченской кампании (в 1999 - 2000 гг.).  <1> См.: Решение Европейского суда по правам человека от 19 декабря 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы N 57942/00 "Магомед Ахмедович Хашиев (Magomed Akhmedovich Khashiyev) против Российской Федерации" и жалобы N 57945/00 "Роза Арибовна Акаева (Roza Aribovna Akayeva) против Российской Федерации" (Первая секция); Решение Европейского суда по правам человека от 19 декабря 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы N 57947/00 "Медка Чучуевна Исаева (Medka Chuchuyevna Isayeva) против Российской Федерации", жалобы N 57948/00 "Зина Абдулаевна Юсупова (Zina Abdulayevna Yusupova) против Российской Федерации", жалобы N 57949/00 "Либкан Базаева (Libkan Bazayeva) против Российской Федерации" (Первая секция); Решение Европейского суда по правам человека от 19 декабря 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы N 57950/00 "Зара Адамовна Исаева (Zara Adamovna Isayeva) против Российской Федерации" (Первая секция) // Европейский суд по правам человека и Российская Федерация. Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года: Сб. / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев. М.: НОРМА, 2005. 960 с. <2> См.: Голубок С. Нарушения прав человека в зонах вооруженных конфликтов // ЭЖ-Юрист. 2005. N 37. Так, в деле "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации" речь идет об атаке 29 октября 1999 г. самолетами Су-25 <1> колонны вынужденных переселенцев, двигавшихся из Грозного в сторону административной границы с Республикой Ингушетия <2>. Суд отметил, что с учетом ситуации, сложившейся в Чеченской Республике в 1999 г., само по себе использование военной авиации могло являться оправданным, однако государство-ответчик не смогло доказать, что применение силы, явившееся поводом для жалоб заявителей, действительно осуществлялось с учетом необходимых предосторожностей, более того, одним из свидетельств в пользу противного явилось применение сверхмощных ракет С-24 с радиусом поражения более 300 м <3>. На этом основании Суд единогласно констатировал нарушение Российской Федерацией положения ст. 2 Конвенции о защите права каждого на жизнь <4>, хотя и не аргументировал это тем, что атаковавшие колонну летчики действовали умышленно с целью причинить смерть мирному населению.  <1> Су-25 "Frogfoot", размах крыла 14,4 м, длина самолета 15,3 м, высота самолета 5,2 м, масса 16,5 - 19,5 т, два двигателя ТРД Р-195, тяга 2 x 4500 кгс, потолок высоты 10 км, максимальная скорость 950 км/ч, экипаж - 1 человек, вооружение 30-миллиметровая двуствольная пушка ГШ-30-2, УР "воздух-воздух" Р-60М, Р-73, УР "воздух-земля" Х-23, Х-25, Х-29, Х-31, Х-35, Х-58, ПТУР "Вихрь", НУР - С-5, С-8, С-13, С-24, С-25, 3 т. бомб (корректируемые, кассетные); дальность полета 1250 км, год принятия на вооружение - 1979. <2> Заявители ставили вопрос о нарушении ст. 2 Конвенции в ситуации, когда колонна вынужденных переселенцев была атакована российскими военными самолетами, пилоты которых, по-видимому, приняли мирное население за вооруженных боевиков. <3> См.: § 195 Постановления по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации". Ракеты С-24 Б используются как на самолетах, так и на вертолетах ВВС РФ, калибр 240 мм, длина 2330 мм, стартовая масса 235 кг, тип БЧ - осколочно-фугасная. <4> См.: § 199 Постановления по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации". В деле "Исаева против Российской Федерации" предметом рассмотрения также стала атака самолетами российских ВВС мирного чеченского населения, на этот раз - селения Катыр-Юрт, в начале февраля 2000 г. В деле "Хашиев и Акаева против Российской Федерации" Суд установил, что российскими солдатами были подвергнуты пыткам, а затем убиты пятеро родственников заявителей, чьи обезображенные тела позднее были найдены в Старопромысловском районе города Грозного. Довод государства-ответчика о том, что заявители не обращались в доступные им российские суды, в частности военные суды и Верховный Суд РФ <1>, был признан ЕСПЧ необоснованным <2>. Суд в обоснование этой правовой позиции сослался на несколько своих решений, ранее вынесенных по делам о нарушениях прав граждан, принадлежащих к курдскому национальному меньшинству, на территории Турецкой Республики, которым фактически был закрыт доступ в турецкие суды <3>. Относительно рассматриваемых дел Суд признал, что, хотя у заявителей и была возможность обратиться с гражданскими исками к государству по месту их временного пребывания, это не может заменить полноценного расследования в рамках уголовного дела, которое власти оказались не способны обеспечить <4>. Таким образом, ЕСПЧ уверенно подтвердил, что теоретическая возможность заявителей обратиться за защитой в суды в условиях внутреннего вооруженного конфликта не является эффективным внутренним средством правовой защиты в контексте Конвенции и неиспользование заявителями таких механизмов не лишает их права обратиться в Суд.  <1> См.: Российская газета. 2005. 6 апреля. Действительно, необходимость исчерпания всех внутренних средств правовой защиты является одним из условий возможности обращения в Суд с индивидуальной жалобой в соответствии со ст. 35 Конвенции. По двум делам предварительное возражение РФ было отвергнуто единогласно, в деле "Хашиев и Акаева против Российской Федерации" с особым мнением выступил избранный от РФ судья А. Ковлер, который отметил, что в этом случае уголовное дело все-таки было возбуждено и у заявителей оставалась возможность обжаловать действия (бездействие) лиц, осуществляющих предварительное расследование, в суд. <2> Суд обратил внимание на то, что положение ст. 35 Конвенции о необходимости использования внутренних средств правовой защиты, доступных заявителям, не должно толковаться Судом слишком формально, напротив, должно быть исследовано, насколько реальными и доступными являются такие средства, в том числе с учетом индивидуальной ситуации каждого заявителя. При этом должно быть выяснено, предпринял ли заявитель те меры, которые от него было разумно ожидать, для исчерпания внутренних средств правовой защиты. См.: § 145 Постановления по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации". <3> См., напр.: Постановление Большой палаты Суда от 16 сентября 1996 г. по делу "Акдивар и другие против Турции", Постановление Суда от 18 декабря 1996 г. по делу "Аксой против Турции". <4> См.: § 149 Постановления по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против Российской Федерации". Приведенные постановления ЕСПЧ, без сомнения, имеют значение не только для России, но и для других государств - членов Совета Европы, на территории которых имеют место внутренние вооруженные конфликты, что проявляется в следующем: 1) Суд присвоил себе роль эффективного международного средства правовой защиты в условиях внутригосударственных вооруженных конфликтов <1>; 2) Суд ввел критерии "реальности" и "доступности" судебной защиты, указав, что заявитель должен предпринять лишь те меры, которые от него было разумно ожидать, для исчерпания внутренних средств правовой защиты; 3) Суд подтвердил, что в условиях внутригосударственных вооруженных конфликтов нормы международного права (точнее - права прав человека, их "неизменное ядро") получают абсолютный приоритет.  <1> Он признал, что не является эффективным внутренним средством правовой защиты возможность (и необходимость) заявителей обращаться за защитой в суды государства в условиях внутригосударственного вооруженного конфликта (именно "в условиях", не требующих констатации факта как такового, а не только при введении особых правовых режимов чрезвычайного либо военного положения). Практика ЕСПЧ позволяет выявить и иные особенности, которые проявились в вынесенных решениях. Так, статус ЕСПЧ позволяет в основе принимаемых решений использовать нормы МГП. Этот вывод базируется на том, что международный орган, выносящий решения на основе норм международного права, не связан нормами лишь одной отрасли, а опирается на всю правовую систему МП. С одной стороны, государства об этом прямо не договаривались. С другой стороны, такое положение дел следует из общей логики правоприменения и последовательной практики государств, прямо не возражавших против этого. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П <1> в контексте связи с решениями, принимаемыми ЕСПЧ, отмечено, что правосудие, по сути, может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах <2>. Пожалуй, наиболее значимыми для понимания ссылок на нормы МГП и их использования при аргументации принимаемых решений являются следующие дела, рассмотренные ЕСПЧ: "Энгель и другие против Нидерландов" (1976 г.) <3> - в отношении неравенства, связанного с воинскими званиями; "Лоизиду против Турции" (1996 г.) (особое мнение судьи Петтити) <4> - по вопросу оккупации Турцией территории северной части Кипра; "Корбей против Венгрии (2008 г.)" <5> - применение норм Женевских конвенций 1949 г. к деяниям, совершенным до промульгации Венгрией этих актов; "Исаева против Российской Федерации" (2005 г.) <6> - в отношении несоразмерности применения силы против гражданских лиц; "Банкович и другие против Бельгии и других 16 государств" - членов НАТО (2001 г.) <7> - в отношении гибели людей в результате бомбардировки НАТО радиотелевизионного центра Сербии (Radio Televizije Srbije - "RTS"), использованное в дальнейшем как прецедент Палатой лордов Соединенного Королевства в связи с убийствами британскими военнослужащими иракских граждан в Южном Ираке <8>. Однако представляется, что в этих ситуациях более весомыми были бы аргументы, основанные на нормах Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 г. N 56/589 "Ответственность государств за международно-противоправные деяния" <9>.Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" // Российская газета. 2003. N 257; СЗ РФ. 2003. N 51. Ст. 5026; Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 1. <2> В соответствии с Конституцией РФ в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 45; ч. ч. 1 и 2 ст. 46). Этим положениям корреспондируют положения ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. <3> См.: Энгель (Engel) и другие против Нидерландов. Решение Европейского суда по правам человека от 8 июня 1976 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: Сб.: В 2 т. М.: Норма, 2000; В решении, в частности, указано, что иерархическая структура армии влечет установление различий в зависимости от звания. Различным званиям соответствует разная степень ответственности, что, в свою очередь, оправдывает определенное неравенство в области применения дисциплинарных мер. Такое неравенство традиционно встречается в Договаривающихся Государствах и допускается международным гуманитарным правом (ст. 88 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными). <4> См.: Лоизиду (Loizidou) против Турции. Решение Европейского суда по правам человека от 18 декабря 1996 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: Сб.: В 2 т. М.: Норма, 2000. <5> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 19 сентября 2008 г. Дело "Корбей против Венгрии" (Korbely v. Hungary) (жалоба N 9174/02) (Большая Палата) (извлечение) // Бюллетень Европейского суда по правам человека (российское издание). 2009. N 1. По делу не доказано, что действия заявителя предсказуемо составляли преступление против человечества согласно международному праву. <6> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 24 февраля 2005 г. Дело "Исаева (Isayeva) против Российской Федерации" (жалоба N 57950/00) (бывшая Первая секция) // Бюллетень Европейского суда по правам человека (российское издание). 2005. N 12. Постановление вступило в силу 6 июля 2005 г. <7> По указанном

Заказать аналогичную работу Каталог работ
Узнайте цену написания своей работы

Похожие рефераты:

Отзывы

Обратилась на счет покупки готового диплома. Отказали по причине того, что не продают готовые, а только пишут на заказ. Но посоветовали пару интернет-магазинов дипломных работ, где купила диплом всего за 4000 руб. Сдала нормально, не спалилась.

Далее
Заказать в Вашем городе
Выбор города
Принимаем к оплате
Информация
График работы офисов

Наши офисы открыты в будние дни с 10:00 до 18:00. Суббота и воскресенье – выходные дни. Оформить заявку через форму заказа Вы можете в любой день, в том числе в выходные и праздничные дни. Все заявки будут рассмотрены в первый рабочий день. Ответ по стоимости и срокам выполнения будет отправлен на Ваш E-mail.

Сезон скидок -20%!

Мы рады сообщить, что при написании пяти однотипных работ (дипломных или отчетов по преддипломной / производственной практике) предоставляется скидка 20%. На сегодняшний день – это самое выгодное предложение. Фактически Вы получаете 5-ю работу бесплатно.